Информационно-практический журнал
13.11.2017
Официальный взгляд

Когда на поезде только приближаешься к Смоленску, взору открываются крепостная стена из красного кирпича, изящно спускающаяся по склону холма к Днепру, и величественный пятиглавый собор Успения Пресвятой Богородицы. Это если ехать с востока. А если с запада – то словно парящий над землей и устремленный в небо древний храм Архангела Михаила. Эти сооружения очерчивают контур города, определяют его неповторимый лик, отражают его многовековую историю. А ведь этих уникальных памятников могло и не быть…

Смоленск – один из древнейших русских городов, город-ключ к сердцу России – Москве, город-герой. Сколько ударов пришлось вынести ему за его более чем 1150-летнюю историю! В годы Великой Отечественной войны город был разрушен почти полностью. Встав на пути немецко-фашистских захватчиков, надвигавшихся с запада на Москву, он пострадал не меньше героического Сталинграда. Несмотря на масштаб разрушений, чудом уцелели уникальные исторические памятники, среди которых следует особо отметить церкви домонгольского периода и Смоленскую крепостную стену.

Однако то, что не уничтожили вражеские бомбы и снаряды, в год празднования 1110-летия Смоленска, в 1962-м, едва не уничтожил секретарь Смоленского промышленного обкома КПСС Евгений Трубицын, составивший план «реконструкции» города, в ходе которой следовало снести почти все церкви и значительную часть крепостной стены.

Трудно сказать, какими соображениями руководствовался высокопоставленный советский чиновник. В 60-е годы прошлого века возобновились гонения на Церковь, ещё жива была, по всей видимости, идеология борьбы с «пережитками прошлого». Скорее всего, Трубицын действительно думал о благе смолян, рисуя в своем воображении образ «коммунистического города будущего» с широкими проспектами, благоустроенными жилыми зданиями, зеленеющими аллеями и парками. Но речь не о нем, а о тех, кто спасал уникальное культурное наследие, которым по праву могут гордиться не только жители Смоленска, но и все граждане нашей страны. Большую роль в этом сыграла Нина Сергеевна Чаевская, возглавлявшая в то время областное управление культуры.

Отказалась выполнять приказ

В октябре 1963 года Трубицын в срочном порядке вызвал к себе в кабинет Нину Чаевскую и председателя промышленного облисполкома Николая Ребрика, чтобы сообщить им о новом плане реконструкции города: «Составьте график сноса всех храмов и Смоленского кремля, а я вам бульдозеры пришлю». Нина Сергеевна остолбенела. «Зачем нам эти храмы? – продолжал секретарь обкома. – Вы же знаете, какое сейчас отношение к религии. Да и крепостная стена свою роль сыграла, пора отправить ее на свалку истории». Придя в себя, Чаевская воскликнула: «Нам этого не простят! Крепостная стена – гордость Смоленска. Председатель правительства Косыгин лично поставил ее на госучет!» Далее она долго и подробно рассказывала Трубицыну о значении культурно-исторических памятников, напомнила ему и о соответствующем указе Ленина, и о недавних инициативах министра культуры Фурцевой, связанных с реставрацией древних храмов Новгорода. Но секретарь обкома был непреклонен: «Все храмы, кроме Успенского собора, будут снесены. От крепостной стены, если уж сам Косыгин заинтересован в ее сохранении, оставим вот такой кусок, на память». И он развел руками, чтобы показать, какой кусок можно будет сохранить. Получилось чуть больше метра… Нина Сергеевна отказалась выполнить приказ – и написала заявление об уходе.

К счастью, слухи о готовящемся сносе смоленских храмов и крепостной стены дошли до Москвы. В газете «Известия» появилась по этому поводу критическая статья, и план «реконструкции» был отменен.

История, казалось бы, простая, относящаяся к прошлому, да ещё и со счастливым концом. Памятники были сохранены. Никто не пострадал. Трубицын был впоследствии назначен министром автомобильного транспорта РСФСР и внес немалый вклад в развитие этой отрасли, за что удостоился звания Героя Социалистического Труда, а Нина Сергеевна перешла на другую ответственную работу. Но есть в этой истории нечто вневременное, глубинное, связанное с самим духом нашего народа, благодаря которому и созидались наша уникальная культура, наш «русский мир».

«Я смолянка и знаю, каким был Смоленск не только после, но и до войны, – рассказывает Нина Сергеевна. – Я полюбила этот город основательно. Город с удивительной историей, замечательными людьми и прекрасными памятниками культуры. Он не только ласкал, он обогащал меня. Помимо того что памятники украшают город, они ведь ещё позволяют нам понять его историю, историю нашей страны вообще, с древних времен до сегодняшнего дня».

Еще до войны Чаевская поступила на исторический факультет Смоленского пединститута. Вернувшись из эвакуации в Смоленск в 1946 году, она увидела пепелище. «Смотреть на это без слез и без боли в сердце было невозможно…»

В начале 1960-х судьба свела ее с выдающимся архитектором и истинным подвижником Петром Дмитриевичем Барановским, стараниями которого были реставрированы многие уникальные памятники в Москве, Ярославле, Чернигове и Смоленске. Легенда гласит, что он спас от разрушения храм Василия Блаженного на Красной Площади.

 

Древнейший храм Смоленска

«Как-то мы с Петром Дмитриевичем проходили мимо церкви Петра и Павла. Храм был в ужасном состоянии, и Петр Дмитриевич по этому поводу очень переживал», – вспоминает Нина Сергеевна.

По «плану реконструкции» церковь Петра и Павла тоже предполагалось снести. Между тем это древнейший храм Смоленска, построенный в XII веке при князе Ростиславе Мстиславиче, который, в частности, прославился тем, что в отличие от многих других князей того времени не вел междоусобных войн со своими братьями и был впоследствии канонизирован Русской православной церковью.

По счастью, и этот храм удалось отстоять. Барановский занялся его реставрацией. «Для восстановления церкви нужна была особая плинфа, а в Смоленской области такой не производили, – вспоминает Нина Сергеевна. – Я решила во что бы то ни стало помочь Петру Дмитриевичу и обратилась за поддержкой к другому замечательному человеку Виктору Ивановичу Недосекину, который был тогда заместителем председателя облисполкома. После долгих поисков нам удалось наконец найти в Ярославской области завод, который изготовлял необходимую для реставрации плинфу. Виктор Иванович позвонил своему коллеге в Ярославле, и тот прислал несколько грузовиков с драгоценным камушком. Я до сих пор храню газетную статью, посвященную началу восстановления Петропавловской церкви, с подписью Барановского: «Дорогой Нине Сергеевне с благодарностью». Впоследствии церковь была не только восстановлена в своем первозданном виде как памятник XII века, но и обрела новую жизнь: в 1990-е годы в ней возобновились богослужения, при храме была открыта воскресная школа, в которой учится сегодня около 200 детей.

 

Смоленская крепостная стена

Другой объект, который отстояла Чаевская, – Смоленская крепостная стена, сооружение, поистине уникальное. Стена была возведена на рубеже XVI–XVII веков выдающимся русским зодчим Фёдором Савельевичем Конем, который, кстати говоря, построил вторую линию укрепления Московского Кремля. Это одно из крупнейших крепостных сооружений в Европе. Протяженность стены составляла около 6,5 км. Стена имела 38 башен, причем все они были разными. Кроме того, впервые в истории крепостного строительства к верхнему и подошвенному ярусам боя Конь добавил средний ярус, многократно усилив таким образом оборонную способность крепостной стены. В начале XVII века 22-тысячная армия короля Сигизмунда взять крепость штурмом не смогла. Началось так называемое Смоленское сидение, продолжавшееся 20 месяцев. Крепость пала только после того, как силы защитников города были полностью истощены, а также из-за предательства сына боярского Андрея Дедевшина, который указал полякам на слабые места в стене. А потом были Наполеон, Гитлер. И даже впоследствии, когда Смоленск был уже освобожден от немецко-фашистских захватчиков, в стенах крепости спасались от стужи и непогоды люди, оставшиеся без крова.

Смоленская крепость представляет собой не только уникальное оборонительное сооружение, но и удивительный архитектурный памятник. «Стена была побелена, а каждая бойница была выкрашена в красный цвет и имела рамочное обрамление. Башни были украшены разнообразными архитектурными деталями. Взять, к примеру, сохранившиеся проездные ворота, Авраамиевские или Копытинские. Там же использовался белый камень в оформлении порталов, вертикальные тяги, – рассказывает Ирина Герасимова, историк-архивист и председатель Смоленского общества краеведов «Феникс». – А ведь стену ещё надо было положить на местность. И вот она лежит на смоленских холмах как драгоценное ожерелье боярыни русской». Правда, сейчас, под натиском времени и тяжелых испытаний, «ожерелье» оказалось разорвано и от него осталось меньше половины.

Сегодня, несмотря на реставрацию, произведенную к празднованию 1145-летия города, стена продолжает осыпаться. Многие ее участки находятся в предаварийном состоянии. «Нужны средства, – говорит Ирина Герасимова. – Никакой энтузиазм, не подкрепленный средствами, исправить положения не может». По мнению смоленского журналиста, историка по образованию, Дмитрия Тихонова, Смоленскую крепость, сопоставимую по своей значимости с Великой китайской стеной, следует включить в список охраняемых объектов ЮНЕСКО. Это, безусловно, потребует определенных усилий со стороны соответствующих учреждений федерального уровня. Но сколько раз Смоленская крепость защищала и спасала Москву. Хочется надеется, что и Москва не оставит это поистине уникальное сооружение без помощи и поддержки.

Храм Архангела Михаила

В отличие от упомянутой ранее церкви Петра и Павла, построенной в византийском стиле, храм Архангела Михаила являет собой образец древнерусского храмового зодчества. Таких церквей в России осталось немного. Благодаря им можно понять, как Древняя Русь осваивала византийскую культуру. Разновеликие объемы, устремленность ввысь… Но дело не только в исторической и архитектурной ценности этого сооружения.

«Рядом с этим храмом чувствуешь себя таким маленьким, особенно когда смотришь вверх и у тебя кружится голова, – рассказывает настоятель храма протоиерей Павел Петровский. – Как сказал один мой прихожанин, глядишь на крест и создается впечатление, будто плывешь на корабле. И действительно, церковь эта подобна кораблю, который плывет по неспокойным житейским волнам и спасает людей. А какая здесь акустика! Поют всего три человека, а кажется, что поет большой хор!»

По преданию, в этом храме молился преподобный Авраамий Смоленский. Рядом с церковью похоронен выдающийся историк и археолог Семён Петрович Писарев. В XVIII веке во дворе храма был построен одноэтажный дом, в котором на средства купца Василия Григорьевича Хлебникова обучались бесприютные дети. Дома этого уже нет, но на его месте появился другой – «Дом для мамы». Это учреждение, находящееся под патронажем Смоленской епархии, помогает молодым беременным женщинам и матерям-сиротам, оказавшимся в трудном положении, без средств к существованию и жилья. Вот такая удивительная связь времен …

Храм неоднократно реставрировался и приобрел вид, близкий к первозданному. Но последние серьезные реставрационные работы проводились в 80-х годах XX века. Они были приостановлены, и храм начал понемногу разрушаться. Сейчас обнажилась плинфа в верхней части фасада. Она стала осыпаться, подтачивая, подобно капели, основание здания. Сегодня по периметру храма протянута предупредительная лента, чтобы, не дай Бог, какой-нибудь древний кирпич не свалился кому-нибудь на голову …

«Мы не раз просили, чтобы наш храм включили в список объектов, подлежащих реставрации, и выделили соответствующие средства. Сами мы ничего сделать не можем, так как храм поставлен на консервацию. Могли бы побелить фасад, но очень важно не забелить то, что надо исправить. Вот ждем и надеемся, что нас услышат», – озабоченно говорит отец Павел.

О роли Н.С. Чаевской в спасении смоленских храмов в разгар хрущевских гонений на Церковь отец Павел не знал, поскольку сам он родом не из Смоленска, хотя и полюбил этот город всей душой. А когда узнал, то задумался и сказал: «Какая замечательная женщина». И добавил: «Да… Подвиги нередко совершают люди, от которых этого не ожидаешь».

В 2017 году Нина Сергеевна Чаевская была удостоена звания почетного гражданина города Смоленска. А в следующем ей исполняется 100 лет! Подумать только, целый век! Какая долгая и богатая жизнь! Несмотря на возраст, Нина Сергеевна остается бодрой и жизнерадостной, и глаза ее светятся любовью, когда она рассказывает о своем родном городе и о людях, которых встретила на своем жизненном пути. Так пожелаем ей здоровья и бодрости духа. И вместе с ней станем надеяться, что памятники, которые она защищала, простоят ещё не одно столетие.

Василий Фадеев

«Стеклышки мозаики, которых нет на земле…»

Известный подводный археолог Александр Окороков, доктор исторических наук, заместитель директора по научной работе Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, руководитель авторского коллектива Свода объектов подводного культурного наследия России – о том, как развивается это направление научных...
24.09.2017

Псковские хоромы

В Пскове сохранилось несколько жилых зданий, датируемых XVII веком
03.02.2015

«Достижения государства и лучших граждан страны»

«Достижения государства и лучших граждан страны» Спортивно-историческое наследие сплачивает общество, уверена директор Государственного музея спорта Елена Истягина-Елисеева       80 тысяч экспонатов, 300 из которых уникальны. Первое место в мире по плотности спортивных ценностей и раритетов на 1 кв. метр. Кубки, инвентарь, медали, олимпийская форма…...
30.05.2018

«Из-под слоя ила выглянуло строгое лицо»

Сергей Ольховский (заведующий Центром подводного археологического наследия Института археологии РАН) рассказывает об уникальной находке из Керченской бухты, о кораблях и подводных камнях нашего законодательства.
25.09.2017

«Короткие деньги» не помогут

Сначала National Trust ставил перед собой достаточной узкую, но вполне конкретную задачу сохранить для народа уникальные объекты – и природные, и созданные человеком: береговую зону, сельскую местность и объекты недвижимости.
25.09.2017

«Крепкий город» Гдов

Гдов некогда был крупнейшим псковским пригородом и выступал северным
16.02.2015

«Москва не будет музеем старины»

Неопубликованное письмо академика Щусева в Президиум Моссовета. 1925 У нас премьера рубрики «Документ». Мы публикуем письмо академика архитектуры А.В. Щусева в Президиум Моссовета, написанное в ноябре 1925 г. Документ (ЦГАМО, фонд №11 Моссовета, опись 11 Б Секретная, дело 1734) любезно предоставлен редакции историком Л.Р. Вайнтраубом. 
08.11.2017

«Сеульский строитель» Афанасий Середин-Сабатин

  В Москве в Музее русского искусства – усадьбе Струйских открывается экспозиция «Русский зодчий Афанасий Середин-Сабатин: у истоков современной архитектуры в Корее». Чем замечателен герой этой выставки и почему в Корее до сих пор чтят память о русском архитекторе? В 1876 году Корея открылась внешнему миру, вступила в Новое время и пережила...
05.02.2018

«Составьте график сноса всех храмов и Смоленского кремля, а я вам бульдозеры пришлю»

Древние смоленские храмы и часть знаменитой крепостной стены было решено снести к 1110-летию города. Отстояла их хрупкая женщина – Нина Сергеевна Чаевская, которой в будущем году исполняется 100 лет
13.11.2017

8 889 памятников и 14 миллиардов рублей

Русское деревянное зодчество в цифрах, фактах, прогнозах и воспоминаниях В России почти девять тысяч памятников деревянного зодчества. Но сегодня многие из них, неизменно привлекая внимание туристов и специалистов, находятся в ужасном состоянии и медленно гибнут. А некоторые и мгновенно – из-за отсутствия должных мер безопасности или в результате...
12.10.2018