Информационно-практический журнал
08.11.2017
Официальный взгляд

– Михаил Владимирович, спрошу прямо. Как вы относитесь к большевистской революции?

– Это грозное событие приходится принимать. Поменять теперь в любом случае ничего нельзя. Революция случилась из-за участия Российской империи в Первой мировой войне. Эта война прекратила успешное экономическое развитие страны, длившееся 30 лет. Те 30 лет были замечательные. Мои предки принимали участие в этом развитии. Со стороны отца – в сельском хозяйстве, со стороны мамы – в промышленности, дед был крупным промышленником. У него было производство бумаги, очень мощное и передовое. 

– То есть правление Николая II вы оцениваете в целом положительно?

– В смысле экономическом – да. Были замечательные министры, такие как Столыпин. Убитый, к сожалению. Они были движущей силой этого развития. Без Первой мировой войны революции бы не было, безусловно. Хотя сегодня об этом можно говорить лишь гипотетически.

– Очевидно, ваша семья пострадала от революции. Вы многое потеряли.

– Конечно. Потеряли всё имущество. Воронцовы-Вельяминовы был многочисленный род с пятью ветвями. Это древний дворянский род, хотя и нетитулованный. Сегодня нас осталось очень мало. Хотя есть еще родственники в России, но это нельзя сравнить с тем, что было до революции.

– Как ваша семья связана с Пушкиным?

– Я потомок Александра Сергеевича. Дочка его старшего сына – моя прабабушка. То есть внучка Пушкина вышла замуж за моего прадеда, который был офицером и служил в полку. 

– Готовы ли вы увидеть в революции что-то позитивное? 

– Во-первых, это был уникальный социальный эксперимент для всего мира. Конечно, основанный на ошибочной оценке человеческой натуры. Русский народ на практике показал всему человечеству, что коммунистическая система не работает. Это все-таки было позитивное явление. К тому же советская власть создала серьезную промышленность – конечно, путем насилия, но всё же. В долгосрочной перспективе это создало экономическую основу для победы во Второй мировой войне. Ну и в советском образовании, безусловно, были позитивные моменты. Вообще я ощущаю советскую власть как очень консервативную в плане культуры – но консервативную в лучшем смысле этого слова. 

– Вам удалось увидеть советскую жизнь? 

– Нет, я впервые приехал в Россию в начале 1990-х. А вот мои родители приезжали в СССР, будучи, конечно, французскими подданными. С хрущевской оттепелью Советский Союз начал развивать туризм для эмигрантов. Многие из моих родственников туда ездили, и у нас была полная информация о том, что там происходило. 

– Не кажется ли вам, что большевистский переворот был связан еще и с кризисом самой монархии? Что сама монархия как тип государственного правления на тот момент себя исчерпала?

– Это верно, но я думаю, что был путь для конституционной монархии. Хотя это не было возможно в условиях войны. Если бы не случилась война, я думаю, в России была бы конституционная монархия. Но тогда расклад политических сил в стране не давал возможности развиться такой политической системе. 

– А как вы вообще относитесь к монархической системе правления? Возможна ли она сегодня?

– Я думаю, сегодня для России это было бы неадекватно. В историческом смысле я отношусь к монархии с большим уважением. Это наша история. Монархия дала много замечательных достижений. 

– Какова, на ваш, взгляд, сегодня роль православной церкви? Насколько это современный институт?

– Я считаю, что православие – основа нашей культуры, нашего общества. Я рад, что в этом отношении ситуация вернулась в прежнее русло. Это то, что сплачивает наше общество. Тот факт, что Россия многонациональная и мультикультурная, ничуть этому не мешает. Есть традиционно присущая России толерантность, есть добрые отношения между различными культурами и религиями. 

– А вы сами принадлежите к православной церкви?

– Да, конечно.

– Отвлекаясь от разговора о революции – как сегодня относятся к русским во Франции? Все-таки имеет место информационная война между Россией и Западом. 

– Честно говоря, обычные французы мало что знают про Россию. Конечно, есть информационная война против России, прежде всего со стороны Америки. Но всё же во Франции всегда было много культурных людей, которые хорошо понимают Россию и хорошо к ней относятся. Вот, например, Шарль де Голль был таким человеком. А президент Жак Ширак даже знал русский язык и переводил «Евгения Онегина» на французский.

– То есть вы на себе не чувствуете никакого негативного отношения, когда люди узнают, что вы русского происхождения?

– Нет, нисколько. На самом деле для рядовых французов Россия – что-то неизвестное. Это очень далеко от них, особенно сегодня. Раньше это было не в такой степени.  

– Что следует делать России, чтобы ее лучше узнали, чтобы улучшить ее имидж в Европе?

– Мне кажется, что нынешняя политика в этом отношении – правильная. Против России ведется информационная война, Россия отвечает, но отвечает сдержанно, защищает свои интересы, интересы русских в мире. По-моему, политика сегодня адекватная. 

– Новый французский президент Макрон довольно четко обозначил свою позицию, дал понять свою жесткую точку зрения по поводу Крыма и других спорных вопросов.  

– Я думаю, постепенно это будет меняться. 

– Очевидно, что одна из сильных сторон России – это русская культура. Никто не будет отрицать, что русский язык и русская культура представляют собой важнейшую мировую ценность. 

– Что замечательно в культуре России, это совершенство русской классики – в музыке, в балете, в литературе. У русских огромное преимущество в этом отношении.

– На чем России имеет смысл делать акцент, какой аспект культуры подчеркивать и продвигать?

– Думаю, что русская классика – хорошая основа. Французы прекрасно ее воспринимают. Это делалось и в советские времена. Возможно, сейчас даже усилилось. 

– Что лично вы хотели бы сделать для продвижения России во Франции?

– По понятным причинам я очень интересуюсь пушкинским наследием. К сожалению, во Франции Пушкин непонятен, его трудно перевести. Поэзию вообще невозможно переводить. Поэтому он не так известен во Франции, как Лев Толстой, например. Но мне хочется, чтобы о Пушкине знали больше. Мне это очень важно. 

Беседовал Андрей Новиков-Ланской

«Стеклышки мозаики, которых нет на земле…»

Известный подводный археолог Александр Окороков, доктор исторических наук, заместитель директора по научной работе Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, руководитель авторского коллектива Свода объектов подводного культурного наследия России – о том, как развивается это направление научных...
24.09.2017

Псковские хоромы

В Пскове сохранилось несколько жилых зданий, датируемых XVII веком
03.02.2015

«Достижения государства и лучших граждан страны»

«Достижения государства и лучших граждан страны» Спортивно-историческое наследие сплачивает общество, уверена директор Государственного музея спорта Елена Истягина-Елисеева       80 тысяч экспонатов, 300 из которых уникальны. Первое место в мире по плотности спортивных ценностей и раритетов на 1 кв. метр. Кубки, инвентарь, медали, олимпийская форма…...
30.05.2018

«Из-под слоя ила выглянуло строгое лицо»

Сергей Ольховский (заведующий Центром подводного археологического наследия Института археологии РАН) рассказывает об уникальной находке из Керченской бухты, о кораблях и подводных камнях нашего законодательства.
25.09.2017

«Короткие деньги» не помогут

Сначала National Trust ставил перед собой достаточной узкую, но вполне конкретную задачу сохранить для народа уникальные объекты – и природные, и созданные человеком: береговую зону, сельскую местность и объекты недвижимости.
25.09.2017

«Крепкий город» Гдов

Гдов некогда был крупнейшим псковским пригородом и выступал северным
16.02.2015

«Москва не будет музеем старины»

Неопубликованное письмо академика Щусева в Президиум Моссовета. 1925 У нас премьера рубрики «Документ». Мы публикуем письмо академика архитектуры А.В. Щусева в Президиум Моссовета, написанное в ноябре 1925 г. Документ (ЦГАМО, фонд №11 Моссовета, опись 11 Б Секретная, дело 1734) любезно предоставлен редакции историком Л.Р. Вайнтраубом. 
08.11.2017

«Сеульский строитель» Афанасий Середин-Сабатин

  В Москве в Музее русского искусства – усадьбе Струйских открывается экспозиция «Русский зодчий Афанасий Середин-Сабатин: у истоков современной архитектуры в Корее». Чем замечателен герой этой выставки и почему в Корее до сих пор чтят память о русском архитекторе? В 1876 году Корея открылась внешнему миру, вступила в Новое время и пережила...
05.02.2018

«Составьте график сноса всех храмов и Смоленского кремля, а я вам бульдозеры пришлю»

Древние смоленские храмы и часть знаменитой крепостной стены было решено снести к 1110-летию города. Отстояла их хрупкая женщина – Нина Сергеевна Чаевская, которой в будущем году исполняется 100 лет
13.11.2017

8 889 памятников и 14 миллиардов рублей

Русское деревянное зодчество в цифрах, фактах, прогнозах и воспоминаниях В России почти девять тысяч памятников деревянного зодчества. Но сегодня многие из них, неизменно привлекая внимание туристов и специалистов, находятся в ужасном состоянии и медленно гибнут. А некоторые и мгновенно – из-за отсутствия должных мер безопасности или в результате...
12.10.2018