Информационно-практический журнал
09.05.2017
Официальный взгляд

Идея восстановления русских усадеб не как архитектурных памятников, а как социального и хозяйственного явления современной сельской жизни кажется утопичной и вызывает иронию у многих. Конечно, нельзя вернуть в нашу действительность усадебную жизнь ушедших веков, как нельзя дважды войти в одну и ту же реку. И все же. Но ведь сохранились фамильные замки в Западной Европе!» – напоминают сторонники идеи. «Но их сохранили и продолжают лелеять их законные хозяева, – возражают их оппоненты, – этого сословия давно уже нет в России». Именно по этой причине возможность реституции прав бывших земельных собственников всерьез даже не обсуждалась у нас в начале девяностых в ходе земельной реформы. И всё же восстановление усадеб, на наш взгляд, может стать проектом сельского развития в России, а не только заботой музейных работников. В этом убеждает несколько весьма важных обстоятельств.

Во-первых, благодаря русской литературе образ усадьбы занимает в нашем самосознании совершенно особое место и, сродни граду Китежу, является олицетворением золотого века русской жизни. Интерес к этому социально-культурному и хозяйственному феномену никогда не исчезал, даже в период коммунистического строительства, пусть и в форме научного интереса.

Во-вторых, налицо заметная увлеченность современного российского общества историей – не только историей России в целом, но и историей своего края, населенного пункта, родословной своей семьи. Краеведческое движение переживает настоящий бум. Могу об этом судить на примере учрежденного ещё при советской власти в 1989 году общества «Энциклопедия российских деревень», которое создает летописи сел и деревень России, как живущих, так и ушедших. Общество работает по сей день, проводит раз в два-три года конференции по изучению сельской России, издает труды, не получая при этом ни копейки бюджетного финансирования.

В-третьих, все более и более масштабным среди горожан становится социальное движение «вперёд (а не назад) в деревню». Несмотря на то, что по-прежнему сельская молодёжь стремится в города и в целом сальдо миграционного обмена между городом и селом не в пользу деревни.

Формы бегства из «городского рая» весьма разнообразны: организация фермерских хозяйств, дачное строительство, летний отдых в деревне, туризм и аграрный туризм, переезд на постоянное жительство. Приведем несколько цифр. Как показала Всероссийская сельскохозяйственная перепись 2016 года, в России 174,6 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств и индивидуальных предпринимателей, занимающихся сельским хозяйством (правда, сколько из них городских жителей наша статистика не учитывает); 76,3 тысячи некоммерческих объединений граждан – садоводческих, огороднических, дачных, что вполне сопоставимо с числом традиционных сельских населенных пунктов – 152 тыс. Около 40% городских семей проводят летние отпуска в деревне.

Важно подчеркнуть, что почти каждая городская семья стремится завести в деревне свою малую усадьбу (пусть и в виде дачи) или поселиться в усадебном доме. Заметным явлением среди фермеров стало возвращение в деревни, некогда покинутые их родителями. Выделилась группа так называемых «селообразующих» фермерских хозяйств, являющихся единственными работодателями в сельских поселениях.

Среди этого многообразия форм сельского ренессанса – пусть ещё и не такого масштабного, но уже заметного социального явления – встречаются примеры восстановления «дворянских гнезд», о которых известно по деятельности фонда «Возрождение русской усадьбы» и некоммерческого партнерства «Русская усадьба». Эти примеры пока очень немногочисленны и несопоставимы с численностью фермеров и дачников, но они есть. Возникла общественна инициатива по созданию «родовых поместий и поселений», подготовлен даже проект федерального закона «О родовых поместьях». Недавно организована Ассоциация владельцев исторических усадеб: пока в нее входит около тридцати человек, но за их плечами конкретный опыт воссоздания, казалось бы, утерянных усадеб.

Вместе с тем, государство основное внимание уделяет сохранению усадеб как архитектурных памятников или музеев, когда речь идет об усадьбах, прославленных классиками отечественной культуры. Настала пора соединить общественное стремление возродить усадебную жизнь с политикой государства и совместными усилиями развивать усадьбы как естественный элемент русского сельского жизнеустройства.

Отрадные перемены все же происходят. Внесены поправки в Федеральный закон «Об объектах культурного наследия» в части льгот, предоставляемых физическим и юридическим лицам при передаче в аренду объектов культурного наследия, находящихся в неудовлетворительном состоянии. В Подмосковье действует губернаторская программа «Усадьбы Подмосковья». Однако государственное содействие восстановлению усадеб, к сожалению, остается, в основном, заботой Минкультуры России и профильных управлений региональных правительств, а не объектом межведомственного взаимодействия, в то время как воссоздание усадьбы – целый комплекс задач, находящихся в компетенции Минюста России, Минэкономразвития России, Минсельхоза России и др.

К сожалению, в действующих документах, определяющих политику сельского развития (например, в Стратегии устойчивого развития сельских территорий на период до 2030 года, утвержденной правительством Российской Федерации в феврале 2015 года) ничего о восстановлении усадеб не сказано. Следует, по нашему мнению, внести поправки в этот документ, создать межведомственную комиссию по развитию усадеб, разработав специальные меры поддержкиэтой деятельности.

Непременным шагом должно быть правовое определение статуса усадьбы, подлежащей восстановлению, и условий предоставления необходимого для этого гранта. Грант, на наш взгляд, может быть выделен в случае, если: 1) усадьба отнесена к объектам культурного наследия федерального, регионального или местного значения; 2) нынешний или будущий владелец усадьбы в состоянии в определенной пропорции софинансировать проект; 3) восстановленная усадьба не только самоокупаема, но и приносит среднерыночный для избранного владельцем вида деятельности доход.

Задачей государства является также содействие в формирование необходимых усадьбе земельных участков и инфраструктурное обеспечение инвестиционных проектов. Естественно предположить, что одной из отраслей хозяйственной жизни усадьбы будет сельское хозяйство в сочетании с аграрным туризмом, спрос на который с каждым годом растет. Между тем, в действующем законодательстве прописаны довольно жесткие условия субсидирования сельскохозяйственной деятельности: бюджетная поддержка оказывается только так называемым сельскохозяйственным производителям – юридическим или физическим лицам, в структуре выручки которых доходы от реализации сельскохозяйственной продукции составляют не менее 70 %. Аграрный туризм вообще не поддерживается. Необходимо изменить эти правила и субсидировать сельскохозяйственную деятельность усадеб независимо от структуры их доходов. Ставки субсидий для усадеб, ведущих органическое сельское хозяйство, должны быть (по примеру европейских стран) выше.

Сейчас трудно предположить, в каких ещё преференциях нуждаются инвесторы, планирующие вдохнуть новую жизнь в русские усадьбы, поэтому крайне важно обобщить опыт тех, кто уже прошел этот тернистый путь, а также осуществить в ряде регионов Центральной России пилотные проекты с целью отработки механизмов воссоздания усадеб с участием частного капитала. Ясно, что одной из главных проблем будет поиск «новых русских помещиков»: несмотря на то, что в России много богатых людей, большинство из них предпочитает покупать особняки и поместья в зарубежных странах, чем инвестировать в русскую провинцию и прежде всего в сельскую местность.

К сожалению, в России всегда не хватало просвещенных помещиков, занятие сельским хозяйством не пользовалось популярностью среди высших сословий российского общества. Достаточно вспомнить, что невинный совет Чацкого князю Платону Михайловичу «жить в деревне» рассматривается его женой как признак сумасшествия главного героя комедии «Горя от ума». Только уйдя в отставку с военной, дипломатической или гражданской службы, дворяне начинали всерьез заниматься своими деревнями, но много ли успеть на закате дней? Немногочисленны представители правящего класса и среди слушателей Петровки и других высших учебных заведений по сельскому хозяйству. После отмены крепостного права дворяне не смогли организовать конкурентоспособные хозяйства на основе наемного труда. Вишневые сады в итоге были вырублены. В советское время сформировался корпус «красных помещиков», но стихия девяностых годов не пощадила их. Только сейчас возрождается традиция ведения крупного агробизнеса, но его неустойчивость ещё препятствует инвестированию в социально-культурные проекты. Инвесторы из других отраслей экономики – в большинстве своем выпускники несельскохозяйственных вузов – предпочитают вкладывать капитал в более доходный, чем аграрное дело, бизнес или покупать заграничную недвижимость.

Конечно, в России жила и другая традиция отношения к деревне и сельскому хозяйству. Как не неожиданно это звучит, у ее истоков стоял Пушкин. В «Романе в письмах» мы читаем следующее: «Не любить деревни простительно монастырке, только что выпущенной из клетки, да 18-летнему камер-юнкеру – Петербург прихожая, Москва девичья, деревня же наш кабинет. Порядочный человек по необходимости проходит через переднюю и редко заглядывает в девичью, а сидит у себя в своем кабинете. – Тем и я кончу... Звание помещика есть та же служба. Заниматься управление<м> трех тысяч душ, коих всё благосостояние зависит совершенно от нас, важнее, чем командовать взводом или переписывать дипломатические депеши… Небрежение, в котором оставляем мы наших крестьян, непростительно. Чем более имеем мы над ним<и> прав, тем более имеем и обязанностей в их отношении».

Известно несколько попыток Пушкина уехать жить в деревню. В 1831 году Пушкин просил владелицу Тригорского П.А. Осипову помочь ему прибрести находившуюся по дороге от Михайловского в Тригорское деревню Савкину горку: «Я бы выстроил себе там хижину, поставил бы свои книги и проводил бы подле добрых старых друзей несколько месяцев в году. Что скажете вы, сударыня, о моих воздушных замках, иначе говоря о моей хижине в Савкине? – меня этот проект приводит в восхищение и я постоянно к нему возвращаюсь». Однако плану поэта не суждено было состояться. Пушкин около полутора лет (апрель 1834 – июнь 1835) управлял фамильными имениями, уберег Болдино и Кистенево от угрозы описи и взятия в опеку. В конце июня – начале июля 1834 года поэт просился в отставку с намерением покинуть Петербург и поселиться в деревне. В декабре 1836 года поэт вновь писал П.А. Осиповой, беспокоясь о судьбе Михайловского после смерти матери: «Я желал бы, чтобы вы были владелицей Михайловского, а я – я оставил бы за собой усадьбу с садом и десятком дворовых». Конечно, история не знает сослагательного наклонения, но сколько еще гениальных произведений создал бы поэт, если бы его деревенские планы стали реальностью.

Александр Петриков

Автор – директор Всероссийского института аграрных проблем и информатики имени А.А. Никонова ФАНО России, доктор экономических наук, профессор, академик РАН.

«Стеклышки мозаики, которых нет на земле…»

Известный подводный археолог Александр Окороков, доктор исторических наук, заместитель директора по научной работе Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, руководитель авторского коллектива Свода объектов подводного культурного наследия России – о том, как развивается это направление научных...
24.09.2017

Псковские хоромы

В Пскове сохранилось несколько жилых зданий, датируемых XVII веком
03.02.2015

«Из-под слоя ила выглянуло строгое лицо»

Сергей Ольховский (заведующий Центром подводного археологического наследия Института археологии РАН) рассказывает об уникальной находке из Керченской бухты, о кораблях и подводных камнях нашего законодательства.
25.09.2017

«Короткие деньги» не помогут

Сначала National Trust ставил перед собой достаточной узкую, но вполне конкретную задачу сохранить для народа уникальные объекты – и природные, и созданные человеком: береговую зону, сельскую местность и объекты недвижимости.
25.09.2017

«Крепкий город» Гдов

Гдов некогда был крупнейшим псковским пригородом и выступал северным
16.02.2015

«Москва не будет музеем старины»

Неопубликованное письмо академика Щусева в Президиум Моссовета. 1925 У нас премьера рубрики «Документ». Мы публикуем письмо академика архитектуры А.В. Щусева в Президиум Моссовета, написанное в ноябре 1925 г. Документ (ЦГАМО, фонд №11 Моссовета, опись 11 Б Секретная, дело 1734) любезно предоставлен редакции историком Л.Р. Вайнтраубом. 
08.11.2017

«Сеульский строитель» Афанасий Середин-Сабатин

  В Москве в Музее русского искусства – усадьбе Струйских открывается экспозиция «Русский зодчий Афанасий Середин-Сабатин: у истоков современной архитектуры в Корее». Чем замечателен герой этой выставки и почему в Корее до сих пор чтят память о русском архитекторе? В 1876 году Корея открылась внешнему миру, вступила в Новое время и пережила...
05.02.2018

«Составьте график сноса всех храмов и Смоленского кремля, а я вам бульдозеры пришлю»

Древние смоленские храмы и часть знаменитой крепостной стены было решено снести к 1110-летию города. Отстояла их хрупкая женщина – Нина Сергеевна Чаевская, которой в будущем году исполняется 100 лет
13.11.2017

«Я называю революцию трагедией»

  Революция – это ужасная трагедия. Я абсолютный противник этого явления и никогда не менял своего мнения
08.11.2017

Александр Горянин - "Сто лет назад".

Первая вспышка такого рода вандализма произошла ещё в 1905 году.
Многие помнят картину Борисова-Мусатова «Призраки» с почти бестелесной женской фигурой в белом, на фоне дивной красоты усадебного дома, стоящего на холме. К дому ведёт лестница, обставленная белыми скульптурами – словно привидениями. Картина была написана в 1903 году, а два года спустя...
29.06.2017