Информационно-практический журнал
30.03.2019
Новости


Мегастегосы Европы: Лувр, Хофбург, Кремль

Очевидно, что книга «Мегастегосы Европы: Лувр, Хофбург, Кремль» члена Российского исторического общества Владимира Кокорева – не просто иллюстрационно-справочный каталог по трем крупнейшим императорским резиденциям Европы. Эта книга родилась из любви автора к теме. Для того чтобы заниматься изучением дворцового наследия Европы, в прошлом юрист Владимир Кокорев в совершенстве освоил мастерство беллетриста и выучился на искусствоведа. Термин «мегастегос», по определению Кокорева, происходит из совмещения древнегреческих «мегас» – большой и «стегос» – особняк, дворец, крыша, могила. Стилистическое многообразие монарших резиденций, в деталях описанное на страницах книги, объясняется формированием архитектурных ансамблей на протяжении многих веков. Автор указывает на то, что они имели символическое значение «обители наций». Стоит отметить, что книга представлена в трех томах. Первый, о котором идет речь в данной рецензии «Мегастегосы Европы», посвящен Лувру, Хофбургу и Кремлю, во второй том войдут очерки об Эрмитаже и Мюнхенской резиденции, третий том будет посвящен Ватикану и Пражскому Граду.

Книга иллюстрирована красочными изображениями дворцов, читатель изучает те места Кремля, Лувра и Хофбурга, куда недоступен проход обычным посетителям. Она построена в форме подробного путеводителя по каждому из дворцовых комплексов с анализом архитектуры и убранства Лувра, Хофбурга и Кремля. Изучая книгу, может показаться, что совершаешь полноценную виртуальную прогулку в четко продуманной игре. Наверное, такой эффект связан с тем, что над книгой работали ряд крупнейших профессионалов в своей сфере.

С помощью автора читатель учится подмечать не только величие и красоту дворцовых комплексов, но и критически взглянуть на неказистости и «ущербины», не говоря уже об откровенных архитектурных провалах. Кажется, если среди архитектурных объектов каждой исторической эпохи сделать типологическую выборку крупнейших, в прямом смысле слова, результат получится на редкость цельным и убедительным. В этих мегаструктурах, архиглыбах своего времени общественные устремления проявлялись в наиболее незамутненном виде, индивидуальные предпочтения искусно, раз за разом, с большей или меньшей гармонией, вплетались в общий типаж.

«Слово «мегастегос» придумал я сам, – признается Кокорев, – можно было бы назвать книгу традиционнее: «Крупнейшие дворцы Европы». Или так: «Крупнейшие дворцы разъединенной Европы», имея в виду фундаментальную характеристику Европы Нового времени – ее разделенность на национальные государства, впрочем, так до сих пор и не преодоленную. Но традиционно не хотелось: уж больно затаскалось само слово «дворец». Как по-другому? Обители наций? Чертоги власти? Названия получались все больше из лексикона романовфельетонов XIX века. И тут я вспомнил о «мегалитах». Слово это было образовано из двух древнегреческих (μέγας – большой и λίθος – камень) с целью обозначить сооружения из огромных глыб, построенных в новом каменном веке. И Лувр, и Хофбург, и Московский Кремль – тоже архиглыбы своего -времени. Однако называть довольно утонченные европейские дворцы глыбами показалось мне предосудительным.Хорошей заменой мог стать термин «мегарон» (ρον – зал), но Витрувий давно и прочно связал его с древнегреческой архитектурой. Перебрав еще несколько вариантов, я нашел слово στέγος [stégos], означающее «особняк, дворец» (как раз то, что нужно), а также «крыша» (в сознании всплыли ассоциации все с теми же обителями и чертогами), «могила» (с уходящей эпохой наций) и «бордель» (ассоциации размножились). И поскольку рассматриваемые дворцы – действительно большие сооружения, я с полным основанием прибавил «мега» к «стегосам».

Для того чтобы заниматься изучение дворцового наследия Европы, в прошлом юрист Владимир Кокорев в совершенстве освоил мастерство беллетриста и выучился на искусствоведа

Шлиссельбургские псалмы. Семь веков русской крепости

Книга посвящена одному из самых мрачных мест в русской истории. Николай Коняев пишет о крепости Орешек на Ореховом острове в Шлиссельбурге, которую основал внук Александра Невского, князь Юрий Данилович. На страницах книги читатель находит множество интересных и шокирующих фактов – от имен тех, кто был заточен в этой крепости, до того, какими жертвами русские солдаты отстаивали Шлиссельбург в многовековом противостоянии со шведами. Первое упоминание о крепости датируется 1323 годом, а первым правителем города и крепости в 1333 году стал князь Наримунт, который поставил туда своего сына Александра. Как следует из исторических источников, Наримунт жил больше в Литве и в 1338 году не явился на призыв новгородцев защищать крепость от шведов, отозвав своего сына. Через десять лет Орешек был взят шведами, но через год обратно отбит новгородцами. Автор представляет читателю полную драматизма историю крепости от основания до наших дней. Это и история Шлиссельбургского образа Казанской иконы Божьей Матери, твердыни, не раз защитившей Отечество, страшной тюрьмы, искалечившей и сломавшей многие судьбы – от царственных узников до революционеров. История России – это история ее крепостей, острогов и монастырей. В XV веке, после подчинения Новгородской республики Московскому княжеству, крепость была полностью перестроена и стала первым многобашенным сооружением на севере Руси. Используя уникальные архивные материалы в своем повествовании, письма и дневниковые записи, через историю Шлиссельбургской крепости автор показывает историю Новгородского княжества, затем Московского государства, затем Российской империи и, в конечном итоге, новейшую историю.

Из книги мы узнаем, что был в судьбе крепости почти вековой период, когда она принадлежала шведам. В сентябре 1611 года войска под руководством Делагарди осадили крепость, и после девятимесячной осады, в мае 1612 года, крепость была взята измором. Из 1300 защитников крепости в живых осталось около 100 человек, умирающих от голода, но так и не сдавшихся. Шведы назвали крепость Нотебургом – «Ореховым городом». Согласно легенде, защитники крепости замуровали в стену икону Казанской Божьей Матери в надежде на то, что она поможет вернуть русским их землю.

В книге Николая Коняева Шлиссельбургская крепость предстает как место судьбоносных событий – в качестве «твердыни Московской Руси» – защитницы-цитадели от иноземных захватчиков, и в качестве тюрьмы на одиноком острове. Это и отмечает сам петербургский писатель во вступлении, говоря, что «не так уж и много найдется в России мест, подобных этому, – продуваемому студеными ладожскими ветрами островку. У основанной внуком Александра Невского князем Юрием Даниловичем крепости Орешек героическое прошлое, и понятно, почему шведы стремились овладеть ею. За 90 лет оккупации они перевели на свой язык название крепости – она стала Нотебургом – и укрепили цитадель, но 11 октября 1702 года русские войска «разгрызли» «шведский орех».

Автор рассказывает, как крепость была снова отбита почти через сто лет в ходе Северной войны. В осаде лично участвовал Петр I в должности бомбардир-капитана. «Правда, что зело жесток сей орех был, однако же, слава Богу, счастливо разгрызен… Артиллерия наша зело чудесно дело свое исправила», – писал тогда Пётр I думному дьяку Андрею Виниусу. С постройкой в 1723 году Кронштадта крепость потеряла свое военное значение и с начала XVIII века стала использоваться как политическая тюрьма. Первым знаменитым узником крепости стала сестра Петра I Мария Алексеевна (1718–1721), а в 1725 году здесь находилась в заключении Евдокия Лопухина, его первая жена.

Иоанн VI Антонович, император Российской империи, свергнутый во младенчестве Елизаветой I, содержался в Шлиссельбургской крепости с 1756 года и был убит в 1764 году при попытке освобождения.

В 1798 году по проекту архитектора Патона был построен «Секретный дом», узниками которого в 1826 году стали многие декабристы (Иван Пущин, Вильгельм Кюхельбекер, братья Бестужевы и др.).

Уже в начале XX века в крепости содержались знаменитые политические заключенные (особенно народники и эсеры) и террористы, а также многие поляки. Некоторых приговоренных к смерти привозили в крепость для казни. Так, здесь был казнен А. И. Ульянов (брат В. И. Ленина), покушавшийся на Александра III.