Информационно-практический журнал
30.05.2019
Новости

Посвящается инженер-майору Гермесу

Истоки регулярного инженерного берегоукрепления на территории Российской империи уходят в европейскую инженерную традицию. Дорегулярная планировка древнерусских городов включала в себя действия по благоустройству и укреплению берегов, но эти мероприятия были скорее утилитарными, нежели эстетически и градостроительно обоснованными. Дорегулярные набережные укреплялись при помощи бута и дерева, а также методами архаичной геопластики (изменения рельефа).

России во второй половине. XVIII века центром регулярного градостроительства и благоустройства стал Санкт-Петербург.

Одним из первых указов вступившей на престол Екатерины II учреждалась Комиссия о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы. В задачу комиссии входило «привести город Санкт-Петербург в такой порядок и состояние, которое соответствовало бы столице столь пространного государства». После того как были разработаны и конфирмованы (согласованы) регулярные планы городов, инженерное укрепление берегов стало задачей в масштабах всей империи. И здесь Петербург также остался законодателем моды.

Традиционно в черте городов в середине XVIII века важные здания строились вдоль берегов рек, которые являлись планировочными городскими артериями.

В книге «Набережные Невы» (1954 г.) В. И. Кочедамов писал: «Ни один из городов мира в XVIII и XIX веках не знал столь значительных градостроительных мероприятий по укреплению берегов рек и каналов, как Петербург». Наряду с набережными Невы возводятся гранитные берега Екатерининского (теперь Грибоедова) и Крюкова каналов, рек Фонтанки и Мойки, осуществляется облицовка гранитом стен Петропавловской крепости и т. д. «Только за 25 лет, в 60–80-е годы XVIII столетия, было построено свыше 30 км гранитных набережных. Для этого понадобилось расчистить русла рек, вырыть новые каналы, укрепить берега сотнями тысяч свай, уложить десятки тысяч кубических метров гранита и еще больше бутовой плиты».

Иного способа строительства, чем вручную, с малым применением строи­тельной машинерии, в те времена не знали. Это был рабский подневольный труд каторжников и крепостных. Шансов выжить на этих работах для них оставалось немного.

«Тысячи крепостных, отпущенных помещиками «на оброк», а в Ярославле и некоторых других городах и каторжники, будучи бесплатной рабочей силой, в неимоверно тяжелых условиях нещадной эксплуатации подрядчиками возводили сложнейшие по тем временам сооружения. Много изобретательности и умения проявили инженеры-архитекторы, в особенности при обустройстве свайных оснований набережных», а также при бутовании откосов, но все их искусство меркнет перед тем, какой ценой возводились данные сооружения. Укрепленные в XVIII–XIX вв. набережные регулярных городов можно считать не только памятниками инженерного искусства, но и мемориалами скорби, отмеченными смертью их созидателей.

Между тем значительная часть берегоукрепленных набережных регулярных городов создана в эпоху расцвета классицизма. Эти набережные – прекрасный пример инженерных сооружений, которые благодаря единству конструкции и архитектурной формы стали выдающимися произведениями архитектуры и градостроительства.

В столицах был выбран самый основательный из известных в XVIII веке методов укрепления, завершающийся сплошной облицовкой набережных гранитными плитами.

«Подготовка к строительству (набережных) велась энергично. Не только в Петербурге, но и в Москве, Ревеле, Новгороде и Выборге производился наем «работных людей», которые из-за спешки в строительстве ночами вынуждены были работать при свечах: «работные люди работы свои производят под сделанными шатрами часу до десяти вечера при свечах». Свайная бойка под набережную первой дистанции началась в феврале 1763 года. За полмесяца забивается свыше 1500 свай».

По мнению архитектора К. Росси: «Один только гранит может придать величавый характер и обеспечить исключительное преимущество… Поэтому следует применять этот материал для всех частей сооружения, подвергающихся воздействию воздуха».

Так строительство набережных шло в Санкт-Петербурге и Москве. В губернских городах складывалась несколько иная картина.

В 1762 году была образована новая Комиссия строений, первоначально предназначенная только для планировочных работ по Петербургу и Москве. В 1763 году Екатерина подписала указ «О сделании всем городам, их строению и улицам специальных планов по каждой губернии особо». Поскольку в это время уже предполагалась губернская реформа, согласно которой Россия в 1775 году делилась на 50 губерний по 10–15 уездов в каждой, предписание Екатерины касалось планировки по меньшей мере 500 городов.

Чтобы успешно решить эту грандиозную задачу, необходима была многосторонняя подготовка, заключавшаяся прежде всего в обучении архитекторов-планировщиков и в проведении инструментальных съемочных работ. Первые инструментальные планы Петербурга и Москвы были сделаны за 25 лет до этого «под смотрением» Мичурина и петербургской Комиссии строений. Следовательно, в 1760-х годах, помимо архитекторов-планировщиков, нужно было подготовить целую армию геодезистов. Эта подготовка заняла как раз 10–12 лет, а так как Петербург и Москва по-прежнему требовали улучшения и развития планировки и застройки, то первое десятилетие было целиком посвящено обеим столицам. В 1769 году был утвержден новый генеральный план Петербурга, а в 1775-м – проект перепланировки Москвы.

В результате тридцатилетней работы Комиссии Архангельск, Тверь, Кострома, Ярославль, Нижний Новгород, Богородицк, Одоев и сотни других губернских и уездных городов получили новые, уже регулярные планы. Многие из них были выполнены на высоком техническом и художественном уровне.

Но деятельность Комиссии строений и сотрудничавших с ней архитекторов этим не ограничилась. С 1760-х годов по инициативе комиссии входят в обычай архитектурные конкурсы, расширяется строительное законодательство и укрепляется строительный контроль. Среди городов, преобразованных этими усилиями, можно упомянуть Вологду, Ярославль, Тутаев, Переславль.

Публикаций о том, каким образом именно производилось берегоукрепление р. Вологды на протяжении XVIII–XIX веков в границах города Вологды, в настоящее время не обнаружено. В исторической справке по Набережной VI Армии, написанной в 1960-х годах краеведом К. А. Макаровым, даны ценные сведения, но не приводятся технологические и градостроительные особенности возведения откосов. Однако сейчас на основании натурных наблюдений по разрытиям на откосах можно утверждать, что набережная Вологды упрочивалась бутом, а также местами имела дерево-земляные участки укрепления. Некоторые фрагменты были вымощены булыжным камнем среднего размера, а потом задернованы. Такая конструкция широко использовалась в XVIII–XIX вв. при перепланировке городов по всей Российской империи.

Подобным же образом технология и история берегоукрепления исследовалась в Ярославле.

20 августа 1823 года в этом городе побывал император Александр I, который обратил внимание, в том числе, на неустроенность набережной. В результате 27 сентября в адрес губернатора А. А. Безобразова было направлено извещение: «Государь император при личном обозрении города нашел необходимым укрепить берега рек Волги и Которости (Которосли), дабы предотвратить на будущее время могущий последовать вред строениям от ежегодного размытия тех берегов силою воды и напоров льда, и повелел министру финансов ассигновать на сей предмет 200 тысяч рублей…» В Ярославль был командирован «один из способнейших инженерных офицеров» – инженер-майор Гермес для разработки проекта и сметы. Предполагалось укрепить берега Волги и Которосли на 1238 погонных саженей (1070 и 168 соответственно).

Примечателен находящийся в публичном доступе документ, датируемый 1824 годом, в котором исчерпывающе описан процесс предварительных исследований и подготовки к благоустройству. Это один из интереснейших источников, дающий сведения по истории методов благоустройства. По этой причине приведем выдержки из него максимально полно:

«Из проекта укрепления берегов рек Волги и Которости в г.Ярославле, разработанного инженерами Главного управления путей сообщения 24 мая 1824г.

Управляющий III округом инженер-полковник Яниш рапортом от 4 марта сего года… донес, что вследствие предписания Его Королевского Высочества был командирован в Ярославль инженер-майор Гермес, коим сняты берега Волги и попадающей в нее в оном городе речки Которости. Ныне по окончании… сей съемки и составления высочайше предписанного проекта укрепления оных берегов, г. Яниш представил планы… с предположением укрепления обрывистых крутых берегов земляными насыпями и каменною обделкою по проложенным профилям… и смету для производства работ на сумму 200 тыс. руб., назначенную к отпуску на сей предмет от Министерства финансов в течение 6 лет.

  1. При сем г. Яниш изъяснил следующее:

Съемка и нивелировка означенных берегов произведена майором Гермесом в ноябре месяце прошлого 1823 г. при довольно сильных морозах и выпавшем в то время глубоком снеге; для обмера глубины рек проламываем был лед пешнями, при новых препятствиях г. Гермес принужден был уменьшить число поперечных профилей, назначенных им к нивелировке, коих, однако ж, измерено в достаточном числе, потому что высота берегов Волги, где потребны значительнейшие укрепления, почти везде одинакова; берега же Которости имеют большие изменения.

  1. Легко можно было предвидеть, что сумма 200 тыс. руб. будет недостаточна для укрепления берегов на предполагаемом Ярославским гражданским губернатором пространстве, то есть начиная от оврага у церкви Петра и Павла… по течению Волги до мыса… и от сего места берег Которости до большого моста, всего на 3 версты и 80 саженей, почему и принято в смете предположение гражданского губернатора употреблять в работу арестантов без платы ежедневно по 150 человек, и приобретать часть бутового камня тоже без платы с приходящих к городу Ярославлю судов. Но и при сих пособиях возможно было на означенную сумму составить только проект укрепления Волжского берега от оврага у церкви Петра и Павла… до заворота мыса… и по Которости, всего на 1238 погонных саженей, остальную же часть сего последнего берега до моста на 342 саженей не предположено укреплять; частию потому, что здесь менее опасности от подмыва, частию же по причине ограниченности суммы.
  2. Предположенный образ укрепления берегов есть самый простой и, по мнению полковника Яниша, красивый, приличный местоположению и способам на производство укрепления сего предоставленным. Вдоль по крутым и обрывистым берегам будут сделаны насыпи хорошо утрамбованной земли… Откосы сих насыпей будут иметь по 1 футу возвышения на каждые 1,5 фута основания, 2 фута горизонта больших полых вод; будет оставлена горизонтальная берша шириною в 5 футов, откос ниже сей берши будет вымощен крупным камнем… полагая сей камень на ребро, подбучивая оный где нужно щебнем и прокладывая мох в пазы и для постели оного.

Дабы основать сей каменный откос надежным образом, произведется копка кювета… на дне сей копки положен будет ряд… крупных каменьев, по которому примащиваются прочие ряды, начиная снизу и продолжая до самой берши. Для укрепления откоса выше оной будет смешена и утрамбована земля по отлогости с черноземом, по которому имеют быть посеяны травные семена для произведения надежного и экономичного одернения. Кювет… у подошвы откоса будет засыпан землею по окончании работы, и весьма удобно при сем случае обсадить сие место ивовыми или других родов приличных растений черенками для произрастания кустов, которые на будущее время могут быть полезны для охранения берега. Верхний край насыпи… будет в расстояние 1/2 сажени от крайних деревьев на существующих бульварах и везде параллелен оным, так что в тех местах, где подмыв угрожает им уже разрушением, будут произведены значительные насыпи земли.

  1. Обстоятельство сие понудило прожектировать перевозку сего материала для насыпей водою с противоположного берега Волги, что произведет значительную работу, которой нельзя было избегнуть потому, что не предвидится возможности получить достаточно земли в городе…

ГКУ ЯО ГАЯО. Ф. 79 Оп. 13 Д. 1236 Л. 24–32. Копия. Рукопись».

Проект был утвержден императором 24 июня 1824 года, после чего сразу же началось обустройство берега и набережной Волги. Приходящие в Ярославль по Волге для торговли своими товарами купцы должны были привозить определенное количество (1/4 сажени) камня – от огромных валунов до небольших по размеру булыжников, а также бута и песка.

При изучении сметных документов, составленных инженер-майором Гермесом и хранящихся в Государственном архиве Ярославской области, можно ответить, что все измерения, расчет объемов перемещения земляных масс, методы проектирования – были выполнены на высочайшем уровне. Причем с некоторой адаптацией к современным технологиям подобная методика может применяться сейчас и приносить очень хорошие результаты, каких уже позволяют достичь, например, методики реставрации булыжного мощения в исторических градостроительных пространствах.

Кем именно был инженер-майор Гермес, почему во всей имеющейся подлинной документации отсутствуют его инициалы, и почему дальнейших следов его инженерной деятельности в архивных документах не обнаруживается – пока на эти вопросы ответов нет. Но очевидно одно: это был специалист очень высокого профессионального уровня. Его знания могут и должны найти применение в современных методиках и стандартах благоустройства и укрепления откосов рек.

Стоит, однако, сказать несколько слов и о благоустройстве набережных других городов Российской империи.

По имеющимся архивным данным, в городе Тутаеве (Романов-Борисоглебск) производилось берегоукрепление («Дело об укреплении берегов реки Волги в городе Романове-Борисоглебске», 29 окт. 1829). По своему характеру это укрепление было близко к ярославскому.

В Переславле-Залесском набережные укреплялись дерево-земляными конструкциями, и лишь у Сергиевской церкви было построено булыжное укрепление и сформирован регулярный откос.

В Рыбинске производилось регулярное берегоукрепление с частичной вымосткой откосов гранитными блоками («Дело об укреплении в городе Рыбинске берегов рек Волги и Черемхи», 24 июня 1831–28 апр. 1832).

В наши дни для проведения успешных мероприятий по берегоукреплению и благоустройству откосов рек в пространстве исторической городской застройки необходимо использовать методики реставрации, а не нового строительства. При новом строительстве неизбежно будет утрачена подлинная историческая градостроительная среда. Следует учитывать, что фактически откосы набережных, созданные в XVIII–XIX веках, являются объектами культурного наследия, памятниками архитектуры и градостроительства, а также памятниками археологии. Некоторые из них, как в Ярославле, состоят на государственной охране, другие – как в Рыбинске – находятся в процессе получения этого статуса. Что же касается береговых откосов реки Вологды, нужно незамедлительно поставить их на государственную охрану в качестве объекта культурного наследия, чтобы в дальнейшем вести противоаварийные работы на откосах в рамках общих работ на объекте культурного наследия, а не в формате работ по стандартам нового строительства.

Сохранение объектов берегоукрепления, которые являются одновременно и памятниками архитектуры и градостроительства, и частью архео­логического наследия страны, – один из важнейших этапов сохранения исторической градостроительной среды городов и исторических поселений Российской Федерации. Документов градостроительного регулирования, проектов зон охраны объектов, проектов предметов охраны и границ территорий исторических поселений для сохранения исторического облика водных артерий сейчас, к сожалению, уже недостаточно.