Информационно-практический журнал

Культурное наследие – одно из главных оснований самосознания нации и условий собственной идентичности. Казалось бы, это банальность, очевидность – но разве не банальны высокие истины, и разве не следует их вспоминать почаще?

Наследие бывает материальным и нематериальным, движимым и недвижимым, интегрированным в живую повседневность или «музеефицированным». Обо всем этом рассказывает наш журнал – но в первую очередь, конечно, об охраняемых памятниках истории и культуры, то есть о зданиях, представляющих большую культурную ценность.

В отличие от движимого наследия – например, музейных коллекций – художественная и историческая значимость которого более - менее очевидна, достижения архитектуры и инженерной мысли, увы, далеко не всегда воспринимаются как нечто ценное, особенно если объекты находятся в неприглядном полуразрушенном состоянии. Планомерный снос исторических зданий в советские годы сформировал у россиян пренебрежительное отношение к старым постройкам. И если сегодня снос храма все таки выглядит кощунством, то решение о ликвидации ветхого городского особняка ради строительства современного торгового центра по-прежнему принимается с легкостью и почти не вызывает возражений общественности. Это касается зданий, уничтожающихся строительным бизнесом в ходе освоения новых территорий. Однако куда большее число памятников истории и культуры гибнет естественным образом, не получая своевременной профессиональной помощи. Если в крупных городах к спасению наиболее ценных объектов еще можно привлечь общественное внимание, то, например, многочисленные усадьбы, затерянные в лесах средней полосы, вряд ли уже что-то может спасти.

Разумеется, не всякая старая постройка требует специальной охраны и защиты: речь идет о сохранении объектов, чья историко-культурная ценность выявлена и документально подтверждена. При этом далеко не все памятники нуждаются именно в реставрации, во многих случаях сохранение возможно, например, и при их консервации: это более дешевый и часто более выигрышный с точки зрения аутентичности вариант, широко распространенный в Европе. Не приходит же в голову римлянам достраивать Колизей – он ценен именно как руина. Не менее важным элементом сохранения является вопрос о приспособлении старых объектов к новому использованию, ведь без эффективного современного назначения восстановление здания бессмысленно, оно просто не впишется в новую жизнь.

В нашем журнале мы много пишем об искусстве реставрации, и следует отметить, что, с одной стороны, сохранилась, хотя и постепенно уходит, богатая отечественная школа, уровень которой сопоставим с европейским. С другой стороны, нельзя не заметить,что сама реставрационная отрасль устроена сегодня так, что к работе с ценными памятниками могут привлекаться неквалифицированные кадры по счастью, эта ситуация в последнее время начала меняться. Особую важность в связи с этим приобретает вопрос о профессиональном образовании и сертификации: так, например, сегодня в России не существует подготовки управленцев в сфере наследия – а ведь это важнейшая специальность, необходимая для его грамотного сохранения.

Наследию необходима популяризация, особенно в молодежной среде. Не будем скрывать, нам хочется, чтобы сама тема наследия начала восприниматься как престижная и модная. Существенным подспорьем здесь может стать европейский опыт: за последние десятилетия в Италии, Франции, Великобритании, Испании и других странах, богатых историческими памятниками, уже проделана большая работа по его актуализации и реинтеграции в повседневную жизнь европейцев. Культурное наследие там функционирует не только как символический капитал, но и как экономически осмысленный актив.

Номер журнала, который вы держите в руках, почти полностью посвящен одному из самых увлекательных видов культурного наследия – конной культуре в самом широком смысле слова. С древнейших времен до недавнего времени феномен лошади полностью определял быт, стиль и философию жизни наших предков, а для миллионов людей определяет его и сегодня. Конная история оставила огромное наследие – как материальное, так и духовное. Это целый огромный мир: конная архитектура, конные заводы, скачки, ипподромы, искусство и наука о лошади, традиции верховой езды, кавалерия, охота, выведение пород и тонкости селекции, конная индустрия как благородный вид бизнеса – обо всем этом и многом другом можно прочитать на страницах этого журнала. Мы не в первый раз затрагиваем тему конного наследия, у нас уже появились любимые конные объекты: например, об Императорских конюшнях в Петерго- фе, этом грандиозном, хотя и не столь известном памятнике русской готики мы уже писали и обязательно будем продолжать писать, отслеживая ход его реставрации.

В каком-то смысле, сам образ лошади весьма гармонируют с идеей наследия: с одной стороны, он олицетворяет долгую историю цивилизации, ее богатое и сложное прошлое – а с другой стороны, является символом движения вперед и неизбывной энергии. Наверное, неслучайно мощность автомобильного двигателя до сих пор измеряется лошадиными силами. Двигателя наследия – тем более.

Андрей Новиков-Ланской