Информационно-практический журнал

 

Наш журнал постоянно обращается к прошлому и настоящему русской усадьбы – уникальному историческому феномену, не только архитектурному, но и социокультурному. На этот раз мы решили сделать разговор о судьбе русской усадьбы главной темой номера. В журнале рассказывается о самых разных усадьбах, однако в своем небольшом комментарии мне хочется перечислить не топонимы, а имена людей. Ведь именно благодаря таланту, профессионализму и душевной отзывчивости вполне конкретной личности разговор о сохранении культурного наследия оказывается содержательным и продуктивным.

Прежде всего, хотел бы упомянуть удивительного Вадима Разумова. Имя этого сравнительно молодого, но уже так много сделавшего человека приходит на ум одним из первых, когда речь заходит о русской усадьбе. То, что несколько лет назад начиналось как хобби – ведение тематического фотоблога в Живом Журнале – превратилось в масштабный проект по систематизации и популяризации русской усадебной культуры. Журнал «Охраняется государством» давно и тесно сотрудничает с Вадимом: наши редакторы хорошо знают, где можно оперативно найти точную информацию и профессиональные фотографии самых разных, в том числе малоизвестных объектов. В этом номере мы публикуем материал Вадима Разумова о семи крупных, но заброшенных усадебных комплексах Подмосковья, представляющих интерес для патриотически настроенных инвесторов. Кроме того, мы расскажем о новом просветительском начинании Вадима – туристическом проекте «Усадебный экспресс».

Важнейший социально-экономический аспект возрождения русской усадьбы как хозяйственного объекта освящен в статье Александра Васильевича Петрикова, академика РАН и директора Всероссийского института аграрных проблем и информатики. Это глубокий анализ современной ситуации и разбор возможных решений. Лично же мне особенно приятно, что размышляя о русской усадьбе в научных терминах, академик опирается в том числе на тексты русской литературной классики и приводит цитаты из Пушкина.

Однако на наших страницах можно встретить статьи не только корифеев гуманитарной науки, но и начинающих исследователей. Так, сегодня мы предлагаем вниманию читателей исторический экскурс, написанный молодым ученым из Германии Хенрике Боог и повествующий о непростой судьбе одного из старейших строений на территории современной России – рыцарском замке Бальга. Этот замок был построен Тевтонским орденом в первой половине XIII века недалеко от Кенигсберга и серьезно пострадал в годы Второй мировой войны. Сегодня АУИПИК совместно с немецкими коллегами разрабатывает концепцию восстановления уникального объекта – и это прекрасный пример международного сотрудничества, особенно символично звучащий в выпуске журнала, который выходит в свет ко Дню Победы.

Еще одно имя, которое часто появляется в материалах нашего журнала – древняя фамилия князей Лобановых-Ростовских. К их историко-культурному наследию мы неизбежно обращаемся, когда речь заходит и средневековой Руси с ростовскими князьями, ведущими происхождение от самого Рюрика, и об эпохе династии Романовых, при которых Лобановы-Ростовские были одним из самых блестящих светских семейств, и о культуре русской диаспоры. На этот раз мы расскажем о двух жемчужинах русской архитектуры – классицистическом дворце Лобанова-Ростовского в Санкт-Петербурге, знаменитом «Доме со львами» возле Исаакиевского собора, и барочном доме Лобанова-Ростовского на Мясницкой улице в Москве. Прокомментировать эти памятники согласился наш давний друг Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский, известный лондонский коллекционер и филантроп.

И отдельно хочется поблагодарить Евгения Анатольевича Попова и Марину Владимировну Кудимову, крупнейших современных писателей, руководителей Русского ПЕН-центра, за написанные по просьбе журнала авторские колонки. Все-таки, взгляд писателя и его память – это особые взгляд и память. Работая то с неожиданно подмеченными деталями, то с художественным переосмыслением, то с философскими обобщениями, творческое сознание выстраивает личностную целостную картину – которая порой оказывается не менее точной и достоверной, чем подлинный документ. А в эпоху торжества копий и подделок точность и достоверность – едва ли не самое главное.