Информационно-практический журнал
25.05.2017
Хранители

Этот монументальный и величественный дворец был построен в 1817-1820 годах по проекту известного архитектора Огюста Монферрана (1786-1858). В обиходе здание также называют «Домом со львами». Дворец Лобанова-Ростовского является памятником архитектуры федерального значения, он стоит в самом центре Санкт-Петербурга на Исаакиевской площади. 

Бывшая аристократическая резиденция князей Лобановых-Ростовских имеет треугольный вид. Украшенный портиком из восьми колонн коринфского ордера, возвышающимся над выступающей вперед аркадой, главный фасад здания обращен к Адмиралтейскому проспекту. Для удобства карет, подъезжающих ко дворцу, некогда были сделаны отлогие подъемы. Знаменитые львы работы скульптора П.Трискорни – пожалуй, главное украшение дворца – высечены из белого каррарского мрамора.

На этом месте еще до появления Исаакиевской площади стояли деревянные частные дома и мазанки, но большую их часть уничтожил жестокий пожар, разгоревшийся в 1736 году в Санкт-Петербурге. Уже в начале XIX века на месте старого, третьего по счету Исаакиевского собора, который уже считался обветшалым, при поддержке российского императора Александра I, желавшего сделать Санкт-Петербург «краше всех посещенных столиц Европы» было решено возвести новый, четвёртый Исаакиевский собор. В 1817 году участок земли в северо-восточном углу Исаакиевской площади был отдан супруге князя Александра Яковлевича Лобанова-Ростовского, Клеопатре Ильиничне, для сооружения особняка по проекту Огюста Монферрана. 10 августа 1817 года Санкт-Петербургской управой у городского землемера Кашкина были заказаны два экземпляра плана «на Всемилостивейше пожалованное Его Императорским величеством отставному полковнику Князю Лобанову-Ростовскому место на Исаакиевской площади». Строительство грандиозного сооружения началось в 1818 году.

Заниматься таким масштабным проектом было доверено государственной организации с любопытным названием «Комитет красоты и архитектурной дисциплины». Клеопатра Ильинична, судя по всему, была женщиной практического склада. Она подала идею мужу сделать из этого строения доходный дом и приспособить его для сдачи квартир в наём. Она и делами предприятия ведала лично. С 1821 года дом начали заселять арендаторы. Первыми были братья Леончини: их салон, в котором продавались алебастровые вазы, лампы и прочие предметы быта, расположился на первом этаже. Некоторое время это были единственные жильцы, так как особняк еще не был достаточно известным среди потенциальных арендаторов. Тогда Лобановы-Ростовские запустили рекламную кампанию, благодаря которой сумма доходов от сдачи помещений уже через три года выросла до 100 тысяч рублей в год.

В 1824 году в здании уже располагались первая в Петербурге литография, апартаменты литографа Петерса, мучная и мелочная лавки, провиантский департамент Военного министерства, Комиссия строительства Исаакиевского собора. В бельэтаже (втором по счёту, наиболее престижном этаже) сдавалась квартира с видом на Исаакиевскую площадь и Вознесенскую улицу, а также «две залы в том же этаже, хорошо отделанные, удобные для концертов и маскарадов». В целом, помещения бельэтажа были заняты преимущественно Провиантским департаментом военного ведомства, а также, в меньшей степени, Косморамой гамбургского живописца Сура (вероятно, сегодня мало кто знает, что такое «косморама» – о ней речь чуть ниже).

Третий этаж заполоняли личные покои – управляющего княгини Лобановой-Ростовской, закройщика Шпицбарт, «мастера ольфрейной живописи» Мартушевича, некоего господина Орлова (за счёт Комиссии по строительству Исаакиевского собора) – и пансион госпожи Орсениус.

Парадная анфилада выходила на Адмиралтейский луг, в ней часто проводились различные светские мероприятия. Например, особая экспозиция, способная создать эффект стереоскопического, объемного восприятия показываемой картинки благодаря специальному оптическому оборудованию. Это и была Косморама Сура. Там были виды европейских городов, а также, учитывая особую популярность в то время Таганрога, печально известного как место смерти императора Александра I, в числе экспозиции был и этот город. Космораму посещали многие известные тогда современники. Журнал «Отечественные записки» писал о ней: «Если виды сии не заключают важного достоинства со стороны художества, то оптическая часть доведена до совершенства». 

В новом доме также проводились литературные вечера. Например, любителям французской литературы месье Сен-Мор читал лучшие места из Корнеля, Расина, Мольера, Буало, Вольтера и других французских авторов. Посетить мероприятия можно было, как это сейчас сказали бы, при покупке «пакета», то есть сразу десяти вечеров общей стоимостью в существенную сумму в 75 рублей.

Также в доме Лобанова-Ростовского был и своеобразный «мультимедийный зал» Анжело Тозелли, известного нам как создателя акварельной панорамы Санкт-Петербурга с башни Кунсткамеры, хранящейся ныне в Государственном Эрмитаже. Он также снимал в доме помещение, в котором выставил на обозрение в парадной анфиладе «Сценографию Иерусалима и святых мест, окрест его лежащих». Здесь рисунки сопровождались спецэффектами. Например, иерусалимский источник Силье сопровождался звуком журчащего ручейка. «Зрелище сие весьма походит на театральную сцену, только несравненно ещё живее», – писал в те годы известный обозреватель Свиньин. Плата за вход на «Сценографию…» Тозелли составляла 5 руб. с человека. 

Осенью того же года в Санкт-Петербурге произошло то самое знаменитое наводнение, описание которого мы читаем у Пушкина в «Медном всаднике». Была затоплена вся Исаакиевская площадь. В Питере говорили, что в тот день некто Яковлев, возвращаясь домой, был застигнут врасплох наступающей водой и поднялся на одного из львов дворца и так просидел, пока не прошел пик наводнения. Это легенда нашла свое отражение в пушкинской поэме. 

 

Тогда, на площади Петровой,

Где дом в углу вознесся новый,

Где над возвышенным крыльцом

С подъятой лапой, как живые,

Стоят два льва сторожевые,

На звере мраморном верхом,

Без шляпы, руки сжав крестом,

Сидел недвижный, страшно бледный,

Евгений…

 

Через девять лет чета Лобановых-Ростовских все-таки смирилась с фактом, что их доходный дом не такой уж доходный. Они оказались в долгах и были вынуждены сдать первый и второй этажи особняка Военному министерству. Видимо, и это не спасло ситуацию, так как уже в 1828 году отчаявшийся хозяин владения решил разыграть дворец в лотерею. Были даже выпущены лотерейные билеты в количестве одного миллиона штук, и по замыслу этого предприятия кто-то из купивших должен был стать владельцем здания. Поскольку князь был известным библиофилом и коллекционером, император Николай I, запретив подобную аферу, решил выкупить в казну дом, уникальную коллекцию трудов о Марии Стюарт, а также коллекцию раритетных тростей и палок. Стоимость сделки составила 1 005 000 рублей ассигнациями. Также Лобанову-Ростовскому назначили пожизненную пенсию за передачу ценной библиотеки. В доме было размещено Военное ведомство.

В первые советские годы дом охранялся государством. В нем была открыта школа, просуществовавшая с 1918 по 1964 годы. Во время блокады школа продолжала учебную работу, занимая всю правую от центрального входа половину дома, а также угол, выходящий на Большую Морскую улицу. Часть здания, выходящая на Вознесенский проспект, занимали жилые помещения. Во дворе находилась конюшня. Во время блокады прочная подвальная часть здания была переоборудована под бомбоубежище. Для спортивных занятий школа использовала аллеи Александровского сада. С 1964 года школа уступила свое место Проектному институту № 1, просуществовавшему в этом здании по 2004 год.

В 2002 году дом со львами перешёл к Управлению делами президента, которое намеревалось приспособить его для переезжавшего в Петербург Конституционного суда. Однако позже было решено создать в его стенах самый фешенебельный отель в городе, готовый принимать высших государственных лиц. Здание было передано в аренду на 49 лет компании ЗАО «Тристар Инвестмент Холдингс».

 

***

 

На рубеже XVII-XVIII веков купец Гостиной сотни Федор Казьмин выстроил на Мясницкой улице каменные барочные палаты. В те годы Мясницкая стала одной из главных городских улиц, и на ней охотно селились дворяне и купцы. Один за одним на улице стали появляться красивые каменные дома.

Спустя годы, а точнее с 1760-х, уже при новом владельце этого здания генерал-аншефе П.И.Панине старые барочные палаты перестроили. По обеим сторонам к главному дому были пристроены крылья, изменился декор фасадов. Стоит отметить, что П.И. Панин был легендарной личностью – известным военачальником Семилетней войны, позже командовавшим подавлением Пугачевского восстания. Через тридцать лет у особняка появился другой хозяин – князь Александр Иванович Лобанов-Ростовский. При нем была затеяна уже новая перестройка городской усадьбы. 

Архитекторами нового проекта, придавшими зданию нынешний классический облик, называют разных выдающихся людей своего времени – Матвея Федоровича Казакова и Франческо Кампорезе. Однако точных документальных свидетельств в пользу того или иного зодчего до сих пор нет. Фасад здания вошел в знаменитые «Архитектурные альбомы» Казакова, но великий архитектор включал в них не только свои творения, но также планы и фасады понравившихся ему «партикулярных строений», созданных его современниками. Также бытует мнение, что, скорее всего, по его проекту Кампорезе двухэтажный особняк был удлинен по уличному фасаду путем пристройки с востока и запада дополнительных объемов с парадными залами. Центральная часть главного фасада получила украшение в виде коринфского колонного портика, увенчанного массивным аттиком с полукруглым окном мезонина, создающего впечатление триумфальной арки. В свою очередь, два боковых пилястровых ионических портика лаконичны и легки. И наружные стены, и интерьеры здания украшены богатым лепным декором. 

В конце 1820 года здесь разместилась школа рисования, основанная графом С.Г. Строгановым. Предтеча знаменитого Строгановского училища носила название «Школа рисования в отношении к искусствам и ремеслам». Через шесть лет усадьбу приобретает известный историк, управляющий Московским архивом Коллегии иностранных дел Алексей Федорович Малиновский. В это время здесь не раз бывал Александр Сергеевич Пушкин, а хозяйка дома Анна Петровна, хорошо знакомая с семьей Гончаровых, приняла активное участие в сватовстве поэта. 

В 1836 году усадьбу приспосабливают под производственные цели братья Николай и Иоганн Бутенопы – известные механики, владельцы завода по производству сельскохозяйственной техники и башенных часов. Часы, изготовленные на заводе Бутенопов, были установлены и на Большом Кремлевском дворце, и на Спасской башне Московского Кремля. Курантами они украсили и мезонин дома на Мясницкой.

Другие известные братья – Липгарты, владельцы компании «Товарищество Эмиль Липгарт и Ко» – приобретают владение в 1874 году. Во дворе усадьбы при них возводятся новые производственные корпуса по проекту архитектора А.Ф. Мейснера. В одном из строений размещается реальное училище К. П. Воскресенского. В 1906 году для училища одним из известных мастеров московского модерна А.В. Кузнецовым был построен новый корпус. 

После 1917 года в старинном здании расположился госпиталь, а затем сюда въехали Московская потребительская коммуна и Совет кооперации. 

К середине 1980-х годов усадьба пришла в аварийное состояние. В 1987 году предпринимались попытки отремонтировать здание, но ремонт не был закончен. Спустя почти двадцать лет, в середине 2000-х годов новым арендатором – Некоммерческим партнерством по развитию культуры и искусства «Меценат-клуб» – была проведена полная комплексная реставрация. Сегодня Дом Лобанова-Ростовского на Мясницкой находится в оперативном управлении Агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры. 

 

 

 

 

«Стеклышки мозаики, которых нет на земле…»

Известный подводный археолог Александр Окороков, доктор исторических наук, заместитель директора по научной работе Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, руководитель авторского коллектива Свода объектов подводного культурного наследия России – о том, как развивается это направление научных...
24.09.2017

Псковские хоромы

В Пскове сохранилось несколько жилых зданий, датируемых XVII веком
03.02.2015

«Достижения государства и лучших граждан страны»

«Достижения государства и лучших граждан страны» Спортивно-историческое наследие сплачивает общество, уверена директор Государственного музея спорта Елена Истягина-Елисеева       80 тысяч экспонатов, 300 из которых уникальны. Первое место в мире по плотности спортивных ценностей и раритетов на 1 кв. метр. Кубки, инвентарь, медали, олимпийская форма…...
30.05.2018

«Из-под слоя ила выглянуло строгое лицо»

Сергей Ольховский (заведующий Центром подводного археологического наследия Института археологии РАН) рассказывает об уникальной находке из Керченской бухты, о кораблях и подводных камнях нашего законодательства.
25.09.2017

«Короткие деньги» не помогут

Сначала National Trust ставил перед собой достаточной узкую, но вполне конкретную задачу сохранить для народа уникальные объекты – и природные, и созданные человеком: береговую зону, сельскую местность и объекты недвижимости.
25.09.2017

«Крепкий город» Гдов

Гдов некогда был крупнейшим псковским пригородом и выступал северным
16.02.2015

«Москва не будет музеем старины»

Неопубликованное письмо академика Щусева в Президиум Моссовета. 1925 У нас премьера рубрики «Документ». Мы публикуем письмо академика архитектуры А.В. Щусева в Президиум Моссовета, написанное в ноябре 1925 г. Документ (ЦГАМО, фонд №11 Моссовета, опись 11 Б Секретная, дело 1734) любезно предоставлен редакции историком Л.Р. Вайнтраубом. 
08.11.2017

«Сеульский строитель» Афанасий Середин-Сабатин

  В Москве в Музее русского искусства – усадьбе Струйских открывается экспозиция «Русский зодчий Афанасий Середин-Сабатин: у истоков современной архитектуры в Корее». Чем замечателен герой этой выставки и почему в Корее до сих пор чтят память о русском архитекторе? В 1876 году Корея открылась внешнему миру, вступила в Новое время и пережила...
05.02.2018

«Составьте график сноса всех храмов и Смоленского кремля, а я вам бульдозеры пришлю»

Древние смоленские храмы и часть знаменитой крепостной стены было решено снести к 1110-летию города. Отстояла их хрупкая женщина – Нина Сергеевна Чаевская, которой в будущем году исполняется 100 лет
13.11.2017

8 889 памятников и 14 миллиардов рублей

Русское деревянное зодчество в цифрах, фактах, прогнозах и воспоминаниях В России почти девять тысяч памятников деревянного зодчества. Но сегодня многие из них, неизменно привлекая внимание туристов и специалистов, находятся в ужасном состоянии и медленно гибнут. А некоторые и мгновенно – из-за отсутствия должных мер безопасности или в результате...
12.10.2018