Информационно-практический журнал
26.04.2017
Хранители

На очередном Санкт-Петербургском международном культурном форуме, по праву считающимся одной из главных дискуссионных площадок страны, затрагивались различные вопросы сохранения объектов культурного наследия. Важнейшей темой профессионального обсуждения стало использование памятников индустриальной архитектуры.  

За комментариями по этому вопросу мы обратились к одному из ведущих российских экспертов – специалисту по экономике культуры, заместителю директора по научной работе Института экономики Российской академии наук, главному научному сотруднику Государственного института искусствознания, доктору экономических наук Валентине Юрьевне Музычук.

Валентина Юрьевна, в ходе экспертной дискуссии на форуме не раз звучало утверждение, что исторические здания индустриальной эпохи, изначально строившиеся с исключительно промышленными целями, выгоднее сохранить, чем разрушить и на освободившемся месте строить новые объекты. Действительно ли это целесообразно с экономической точки зрения?

Да, это так. В зарубежной практике, как правило, приводится ряд аргументов, которые подтверждают такое мнение. Во-первых, исторические здания индустриальной эпохи построены из высококачественных и долговечных материалов. Их аналоги сегодня достаточно дороги. Если же использовать современные строительные материалы, то они не соответствуют высоким стандартам с экологической точки зрения. Во-вторых, старые здания довольно эффективны с точки зрения теплосбережения, что позволяет рационально использовать энергию, необходимую для обогрева. В-третьих, электроэнергия, необходимая для демонтажа старого строения и строительства на его месте нового здания, эквивалентна, по самым грубым оценкам, электроэнергии, необходимой для эксплуатации такого здания в течение сорока лет. Кроме того, реставрация в целом обходится в среднем на 12% дешевле, чем строительство нового здания. К тому же, сокращаются сроки реализации проекта: временные затраты на реставрацию существенно ниже, до 18%, чем строительство с нуля. В общем, рациональный подход зарубежных коллег заключается в том, что дешевле отреставрировать, нежели демонтировать, утилизировать образовавшиеся отходы – и потом все заново построить. И это не говоря об осознании в развитых странах мира высокой культурно-исторической ценности памятников промышленной архитектуры!

Могут ли памятники индустриальной архитектуры быть интересны бизнесу? Есть ли в них какая-то инвестиционная привлекательность?

Разумеется, у таких памятников, как правило, потенциал коммерческого использования довольно высок. Они масштабны с точки зрения имущественного комплекса.Часто их территориальное расположение весьма привлекательно: они находятся в центральной части городов или населенных пунктов, обладают хорошей транспортной доступностью, располагаются в зоне действия инженерно-коммунальной инфраструктуры. Условия охранных обязательств относительно гибки, что дает возможность для адаптации объекта к современному использованию. Кроме того, только бизнес в состоянии найти тот оптимальный вариант для адаптации памятника и появлению новых коммерческих активностей в его стенах.

И каковы же эти варианты коммерческой адаптации?

Обычно выбор достаточно велик. В первую очередь он зависит от возможностей и предпочтений инвестора. Зарубежная практика показывает, что на первом месте все-таки находятся проекты, связанные с адаптацией объектов индустриального наследия для частного проживания: апартаменты, лофты, доходные дома. Второе место занимают проекты в сфере индустрии гостеприимства: отели, хостелы, рестораны, кафе. На третьем месте – проекты в области индустрии развлечений: кинотеатры, клубы, казино. Далее идут проекты, связанные с приспособлением в сфере культуры и туризма: тематические музеи, арт-пространства для экспозиции современного искусства, музейные хранилища. Кроме того, достаточно популярны проекты по созданию торговых, включая сферу услуг, и офисных, включая коворкинги, центров. В последнее время появились проекты, связанные с организацией образовательного пространства: студенческие кампусы, учебные аудитории.

В чем в таком случае может быть интерес государства?

Полагаю, ответ очевиден. Если реализовать проект по адаптации объекта индустриального наследия с применением научной реставрации, то речь идет о сохранении памятника промышленной архитектуры и его интеграции в общественную жизнь. Государству эта история важна еще и с точки зрения создания новых рабочих мест, преимущественно среди местного населения. Более того, приспосабливая объект под современное коммерческое использование, инвестор еще и комплексно развивает территорию вокруг, создает необходимую транспортную и коммунальную инфраструктуру. В конце концов, речь идет и о снижении социальной напряженности, возрождении заброшенных деструктивных территорий. Помимо этого, коммерческое использование таких объектов с течением времени повышает кадастровую стоимость земли и имущества, что приводит к росту налоговых поступлений, ослаблению нагрузки на государственный бюджет, а занятость местного населения обеспечивает налоговые доходы бюджета.

Что же мешает быстро реализоваться подобным проектам? Каковы сдерживающие факторы?

С одной стороны, дело в сознании людей. К сожалению, мы наблюдаем легкомысленное отношение к индустриальному наследию. Часто приходится слышать: сто лет – разве это история? Или: старая мануфактура – это ведь не храм, не дворец. Какая в ней ценность? Ситуация усугубляется тем, что в условиях, когда стоимость земли под объектом индустриального наследия в разы больше ценности самого строения, диктат девелопера, который зачастую не осознает разницы между подлинником и новоделом, приводит к демонтажу памятника и возведению нового здания. Трудно что-то сделать, когда распространено такое отношение к этому наследию.

С другой стороны, проекты по адаптации индустриального наследия не могут быть быстро реализованы. Приспособление материального наследия под современное использование – это длительный процесс, а психология современного отечественного бизнес-сообщества ориентирована на короткий горизонт планирования: здесь и сейчас, все и сразу… Негативным образом сказывается и отсутствие доверия к государству как главному контрагенту в деле сохранения культурного наследия, которое устанавливает определенные правила игры, но постоянно меняет их по ходу действия и не склонно к выполнению своих обязательств.

Кроме того, административно-управленческие решения в сфере сохранения культурного наследия зачастую принимаются под давлением финансовых обстоятельств в ущерб профессиональным интересам. Речь идет о том, что позиция девелопера сводит на нет роль архитектора и реставратора в реализации проектов по адаптации культурного наследия: кто платит, тот и заказывает музыку.

Несмотря на существующие проблемы, отрадно, что вопрос сохранения индустриального наследия выходит на повестку дня. Чем больше мы будем говорить об этом, тем больше шансов сохранить и вернуть эти памятники к новой жизни. 

«Стеклышки мозаики, которых нет на земле…»

Известный подводный археолог Александр Окороков, доктор исторических наук, заместитель директора по научной работе Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, руководитель авторского коллектива Свода объектов подводного культурного наследия России – о том, как развивается это направление научных...
24.09.2017

Псковские хоромы

В Пскове сохранилось несколько жилых зданий, датируемых XVII веком
03.02.2015

«Достижения государства и лучших граждан страны»

«Достижения государства и лучших граждан страны» Спортивно-историческое наследие сплачивает общество, уверена директор Государственного музея спорта Елена Истягина-Елисеева       80 тысяч экспонатов, 300 из которых уникальны. Первое место в мире по плотности спортивных ценностей и раритетов на 1 кв. метр. Кубки, инвентарь, медали, олимпийская форма…...
30.05.2018

«Из-под слоя ила выглянуло строгое лицо»

Сергей Ольховский (заведующий Центром подводного археологического наследия Института археологии РАН) рассказывает об уникальной находке из Керченской бухты, о кораблях и подводных камнях нашего законодательства.
25.09.2017

«Короткие деньги» не помогут

Сначала National Trust ставил перед собой достаточной узкую, но вполне конкретную задачу сохранить для народа уникальные объекты – и природные, и созданные человеком: береговую зону, сельскую местность и объекты недвижимости.
25.09.2017

«Крепкий город» Гдов

Гдов некогда был крупнейшим псковским пригородом и выступал северным
16.02.2015

«Москва не будет музеем старины»

Неопубликованное письмо академика Щусева в Президиум Моссовета. 1925 У нас премьера рубрики «Документ». Мы публикуем письмо академика архитектуры А.В. Щусева в Президиум Моссовета, написанное в ноябре 1925 г. Документ (ЦГАМО, фонд №11 Моссовета, опись 11 Б Секретная, дело 1734) любезно предоставлен редакции историком Л.Р. Вайнтраубом. 
08.11.2017

«Сеульский строитель» Афанасий Середин-Сабатин

  В Москве в Музее русского искусства – усадьбе Струйских открывается экспозиция «Русский зодчий Афанасий Середин-Сабатин: у истоков современной архитектуры в Корее». Чем замечателен герой этой выставки и почему в Корее до сих пор чтят память о русском архитекторе? В 1876 году Корея открылась внешнему миру, вступила в Новое время и пережила...
05.02.2018

«Составьте график сноса всех храмов и Смоленского кремля, а я вам бульдозеры пришлю»

Древние смоленские храмы и часть знаменитой крепостной стены было решено снести к 1110-летию города. Отстояла их хрупкая женщина – Нина Сергеевна Чаевская, которой в будущем году исполняется 100 лет
13.11.2017

8 889 памятников и 14 миллиардов рублей

Русское деревянное зодчество в цифрах, фактах, прогнозах и воспоминаниях В России почти девять тысяч памятников деревянного зодчества. Но сегодня многие из них, неизменно привлекая внимание туристов и специалистов, находятся в ужасном состоянии и медленно гибнут. А некоторые и мгновенно – из-за отсутствия должных мер безопасности или в результате...
12.10.2018