Информационно-практический журнал
30.05.2019
Новости

Текст_Андрей Рожковначальник Территориального управления Федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры» (ФГБУК АУИПИК) по Смоленской области.


Смоленскую крепость построили в начале XVII века в рекордно короткие сроки. Начали работы в 1596 году, сдали «под ключ», как сейчас говорят, уже в 1602-м. Тогда заканчивался мирный договор с Речью Посполитой, а для защиты западных рубежей нужен был мощный форпост. Длина всей крепости – шесть с половиной километров, она опоясывала большую часть тогдашнего Смоленска. Борис Годунов назвал эту крепость «ожерельем всея Руси». После 400 лет войн, осад, наступлений и отступлений – а все нашествия шли исключительно через Смоленск – осталось около двух с половиной километров крепости. Сохранилась она частями. Все помнят, в романе «Война и мир» Льва Толстого есть так называемые «смоленские главы»: так вот, в этих главах пронзительно и очень точно описано то, что творилось в Смоленске во время Отечественной войны 1812 года. А уже после Великой Отечественной войны, когда весь город лежал в руинах, в крепостной стене, в бойницах жили люди – вплоть до середины 1950-х годов. В 1982 году в прокат вышел фильм «Отцы и деды», съемки проходили в Смоленске. Главный герой – дед Луков (его сыграл уроженец города Вязьма Смоленской области Анатолий Папанов) по пути на работу пролезает через боевые печуры, или бойницы первого яруса. Эта привычка – срезать дорогу через крепость – самая что ни на есть смоленская.


Сейчас этот уникальный памятник находится под пристальным вниманием нашего агентства. Предыдущие полвека крепостью толком не занимались. В 1960-х годах у властей даже была мысль сравнять памятник с землей. Одна из сотрудниц областной власти – Нина Чаевская – выступила резко против и, фактически рискуя партбилетом и карьерой, сохранила крепость. В прошлом году этой героической женщине исполнилось 100 лет. Когда АУИПИК получил эту крепость в управление, нужно было понять, каково фактическое состояние памятника. Тут мы серьезно призадумались. Реставрация 2010–2013 годов, к 1150-летию Смоленска, мягко говоря, вызвала много вопросов у смолян. Во-первых, она не коснулась многих участков стены. Если раньше доступ на крепость был свободным, то сейчас он фактически закрыт – якобы из соображений безопасности. И это после реставрации! Исключения – три музея, расположенные в башнях Громовая, Никольская и Маховая. Но что касается последней – в башню можно зайти, посмотреть экспозицию, а на прясла уже нельзя. Мы запретили выход, поскольку торцы прясел никак не ограждены, а свободный полет с 12-метровой высоты – не самое лучшее завершение экскурсии. На некоторых участках – назовем их дикими (подчеркну, название условное, поскольку они расположены на границе бывших предместий), несколько лет назад входы были замурованы. Зачем? Мы задавали этот вопрос, но внятного ответа не получили. По логике вещей, если опасаешься за безопасность посетителей, надо не запрещать вход, а его организовать. Это направление в работе – организованный выход на прясла – одно из приоритетных для нашего территориального управления.

В декабре стало известно, что по инициативе заместителя председателя Государственной думы Сергея Неверова на реставрацию крепости выделят 1 миллиард 100 миллионов рублей. Мы высказали свои рекомендации по дорожной карте. По нашему мнению, в приоритете находятся те участки, которые так или иначе связаны с возможностью массового посещения крепости. Это и центр города, и самый протяженный и самый живописный восточный участок. Там складывается впечатление, что вся четырехвековая история стены еще жива. Красивейшее место – весь старый Смоленск у ваших ног. Еще один участок – у реки Днепр. Башня Волкова треснула пополам, стоит на металлических подпорках – нужна реставрация, причем это сложная и кропотливая работа.


Памятник живет, пока он используется и соответственно находится под постоянным присмотром, а значит, и вопросы сохранения стоят не так остро


Но реставрация реставрацией, а как дальше будет работать крепость? Подчеркну – именно работать. С кем из смолян ни поговоришь, всегда слышишь: «уникальный памятник, золотая жила». Конечно, памятник живет, пока он используется и соответственно находится под постоянным присмотром, а значит, и вопросы сохранения стоят не так остро. Вторая сторона медали – отзывы посетителей. «Да, – говорят нам, – крепость великолепна. Но сначала надо хотя бы мусор прибрать».

Поэтому территориальное управление АУИПИК по Смоленской области и региональное отделение Российского военно-исторического общества приняли совместное решение провести волонтерскую акцию. Название «День крепости» появилось спонтанно. С точки зрения семантики оно многозначно. Ведь крепость – это не только памятник. Крепость может быть физическая – крепкий человек, например. Крепость может быть духовная, моральная. В общем, в одном названии соединилось несколько смыслов. Начать решили с территории, прилегающей к крепости. Вдоль стены проходит тропинка, по которой часто гуляют туристы.

На первый День крепости в сентябре 2018 года собралось человек двадцать. Это и студенты, и предприниматели, и журналисты, и общественники. Мы арендовали две мотокосы, нашли бензопилу, грабли, лопаты, мешки для мусора. За несколько часов работы участники полностью расчистили от кустарника и травы смотровую площадку около башни с интересным названием Веселуха. С этой башней связано несколько легенд и один роман Федора Эттингера. Он так и называется «Башня Веселуха» и сейчас является библиографической редкостью. После первого субботника башня, как говорится, заиграла. Она расположена на холме, и ее видит каждый приезжающий в Смоленск.

Итоги понравились, было решено сделать День крепости регулярной акцией. Он проходит один раз в месяц, в субботу. За три субботника участники расчистили 3000 квадратных метров прилегающей территории. Как только пошел снег, День крепости стал проходить в самой крепости. Здесь интерес подогревает то, что участники могут побывать на закрытых для посещения участках прясел и башен. Честно говоря, мы на это и рассчитываем. И позиционируем День крепости не как обычный субботник, а как некий синтез дружеского общения и полезной для города работы. Здесь все исключительно демократично. Никакой заорганизованности в стиле «стой там, иди сюда, делай то, не делай этого». Если, конечно, речь не идет о безопасности: тут всё крайне строго.

Мы обозначаем временные рамки и место для работы. Человек может прийти в любое удобное для него время, найти занятие по плечу, принести ощутимую пользу памятнику. И еще один результат: нам удалось сбить волну негатива в социальных сетях по проблеме крепости. Это понятно, Смоленскую стену жители воспринимают как нечто родное. Наверное, вы не встретите смолянина, который хотя бы раз не залез на крепость. Но оказалось, что большинство кухонных критиков, якобы болеющих душой за крепостную стену, не нашли за полгода даже часа, чтобы помочь памятнику не словами, а делом. Теперь День крепости – это наш «ответ Чемберлену».

Конечно, важным аспектом работы является привлечение средств массовой информации. Что нужно журналисту? Хороший информационный повод. Но это для новостей – если речь идет о популяризации памятников, то здесь нужна хорошая цикловая программа. Не каждая редакция может себе такое позволить, и финансовый вопрос – далеко не последний. Есть еще одна если не проблема, то, по крайней мере, понимание политики редакций. Что такое хороший журналистский материал? Это тот, в котором присутствует конфликт: «хорошо – плохо», «было – стало», без оценочных суждений, разумеется. Чтобы сделать такой материал, надо вникать в проблематику. Не у всех есть для этого время и возможности. И тем не менее взаимодействие с журналистами постоянно улучшается.

За зиму ребята – а это теперь и Юнармия, и «Молодежка ОНФ», и клубы исторической реконструкции, и бойцы поисковых отрядов – сумели расчистить от завалов строительного мусора первый ярус башни Копытенская. Там мы обнаружили самострой, фанерные перегородки, нары – а это самый центр города. До недавнего времени башня была в пользовании Смоленского музея-заповедника, сейчас она перешла в ведение АУИПИК. Башня воротная, то есть через деревянные ворота можно было организовать выход в Центральный парк культуры и отдыха «Лопатинский сад» к аттракционам. Да и само открытие ворот можно обставить как отдельное событие, костюмированное представление. Спрашиваем у пользователя: «Почему сами такое не сделали? Ведь это сильный ход в популяризации памятника». В ответ плечами пожимают.


 Сначала нужно показать, что памятник может работать, что крепость жива, что она может приносить доход, – и уже потом выдвигать условия и требования


Ворота тем временем приходят в негодность, медленно, но верно. Здесь будет уместным упомянуть, что именно у этих ворот зимой прошла историческая реконструкция времен XVIII века. Да и смоляне уже по-другому воспринимают изменения, происходящие со стеной.

Сейчас День крепости вышел на новый уровень: мы пытаемся сформировать некий отряд волонтеров-реставраторов. В Смоленске такого не было, поэтому присматриваемся к опыту других регионов. И хотим провести волонтерский лагерь летом. По принципу «минимум затрат – максимум отдачи». Недавно появилась идея создать в одной из башен Смоленской крепости музей под эгидой АУИПИК. Несколько башен мы под это присмотрели. И опять же, недавно к нам обратились активные смоляне – предложили принести в башню свои экспонаты. Сейчас речь уже можно вести о том, что предприниматели готовы вложить собственные средства в сохранение и популяризацию участков крепости. Но людям необходимы определенные гарантии, чтобы вложенные средства работали на благо города. У нас в аренде одна башня – Воскресенская. Там находится ресторан «Темница». Мы установили рабочие взаимоотношения с арендатором.От него поступило предложение: рассмотреть вариант передачи прилегающего прясла в пользование. Но с тем условием, чтобы пользователь вложил средства в ремонт деревянной кровли. Нам это интересно, потому что южный участок крепостной стены – это в прошлом древние ворота, самый главный въезд в Смоленск. А когда приезжающих встречает покосившаяся кровля, какое впечатление может остаться от города?

Что касается вопросов аренды как таковой, то можно сказать следующее. В Смоленском регионе мало предприятий, область дотационная, бизнес развивается не теми темпами, которыми хотелось бы, идет сильный отток кадров в Москву. Взять в аренду обыкновенное помещение без каких бы то ни было обязательств гораздо проще и дешевле, чем связываться с памятником. Но сложность задачи не означает, что она нерешаема. Для того чтобы бизнес обратил внимание на стену, важно развивать туристический потенциал. Но все нужно делать постепенно. Раньше, когда строили новый дом, газон не асфальтировали, а смотрели, где люди ходят. И только потом по натоптанным тропинкам укладывали асфальт. Так и здесь – сначала нужно показать, что памятник может работать, что крепость жива, что она может приносить доход, – и уже потом выдвигать условия и требования.

К нам стали обращаться представители Республики Беларусь. Мы – область приграничная, и нашим соседям тоже интересно подняться на крепостную стену. Тем более что наш город – один из самых древних в России. Писатель Борис Васильев, родившийся в Смоленске, написал в своем произведении «Летят мои кони»: «История раскачивала народы и государства, и людские волны, накатываясь на вечно пограничный Смоленск, разбивались о его стены, оседая в виде польских кварталов, латышских улиц, татарских пригородов, немецких концов и еврейских слободок. И все это… население лепилось подле крепости, возведенной Федором Конем еще при царе Борисе, и объединялось в единой для всех формуле: ЖИТЕЛЬ ГОРОДА СМОЛЕНСКА». Обратите внимание – жизнь всегда концентрировалась у крепости. Хотелось бы, чтобы старая традиция получила новое звучание и смысл.


Журнал «Охраняется государством» – главный издательский проект Федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры» (ФГБУК АУИПИК). Информация о издании размещена на официальном сайте ФГБУК АУИПИК в разделе «Популяризация», далее вкладка журнал «Охраняется государством».

С 2018 года в роли издателя журнала выступает - Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры. Тираж «Охраняется государством» на данный момент составляет 2000 экземпляров, печатная версия на регулярной основе направляется в российские министерства, ведомства и учреждения культуры. Скачать полную версию номера «Государевы Твердыни. Кремли и Крепости России» («ОГ» - №2 -2019) в формате PDF можно бесплатно на официальном сайте журнала «Охраняется государством» — http://ohrgos.ru.

Материалы, вышедшие в этом номере, публикуются на официальных страницах издательского проекта в социальных сетях и на сайте проекта (http://ohrgos.ru)