Информационно-практический журнал
28.03.2019
Новости

Чем измеряется человеческая жизнь? У кого как. У кого-то количеством материальных благ, а у кого-то – количеством добрых дел. Ветеран движения добровольных помощников реставраторов, командир отряда «Белозерск»
Евгений Морозов посвятил свою жизнь сохранению памятников истории. 2018 год для него стал дважды юбилейным. Волонтером в движении ВООПИК он стал 35 лет назад. И 30 лет исполнилось волонтерскому отряду «Белозерск», который
Евгений Морозов возглавляет с 1988 года. О том, как все начиналось, Морозов рассказал нашему журналу. Мы публикуем этот текст от первого лица.


Историей и археологией я увлекался еще со школы. Любовь к истории у меня осталась на всю жизнь. А мое волонтерство началось в 1983 году с небольшой заметки в газете «Московский комсомолец». В ней было сказано, что все желающие помочь усадьбе «Кузьминки» могут приехать туда и поучаствовать в субботнике. Не раздумывая, я поехал в усадьбу. Там сгорел один из флигелей, и надо было срочно разобрать его от завалов, чтобы дальше смогли приступить к своей работе реставраторы. На субботник пришло порядка 120 человек. Мы справились с заданием за три часа. Все добровольцы спрашивали, когда же будет следующий субботник. Нам ответили, что нужно следить за объявлениями в «Московском комсомольце». Так состоялся первый субботник в усадьбе «Кузьминки».

Потом был Даниловский монастырь, который стоял в жуткой разрухе. Это был 1983 год. Огромные кучи земли, строительные леса, все было в запущенном состоянии. Там мы работали полгода, расчищая подвалы монастыря, убирая территорию, грузя землю и мусор на машины. С 1983 по 1989 год волонтеры работали на 60–70 объектах в Москве. Народу приходило много, и с каждым годом все больше и больше. Мы работали во многих церквях, в которых постепенно стали появляться православные общины. И надо сказать, что в этих общинах было достаточно много наших добровольцев, которые прониклись идеями православия.

В девяностых годах возник отряд волонтеров «РеставросЪ», который сейчас вырос в огромное православное движение. С 1983–1984 годов на каждом объекте складывалась определенная группа волонтеров. Кто-то близко живет, кому-то этот объект больше нравился. И такие группы по интересам создавались на каждом объекте. Видя нашу активность и сплоченность, свои заявки нам оставлял Союз реставраторов, а также Росреставрация, которая вела работы в Архангельской, Вологодской и Тверской областях.

Назрела потребность в летних выездных отрядах, и в 1985 году первые отряды поехали на Соловки, в Архангельскую область. Нашей болью было деревянное зодчество, потому что деревянные церкви рушились. Формировались постоянные отряды, которые до сих пор ведут волонтерскую работу. Я впервые попал на Валаам, это был 1985 год, когда Валаам еще только-только начал передаваться церкви. Все стояло в строительных лесах, разруха. Мы были одни на острове и за месяц успели и поработать, и ис следовать остров. В 1987 году возникла потребность работы в Переславле: там есть женский Федоровский монастырь, который на тот момент еще не был передан церкви. В одном из корпусов планировалось разместить филиал молодежного центра, который создал в Переславле академик Велихов. Надо было срочно расчистить монастырские палаты XVII века. И так получилось, что этот отряд повез я – это был первый отряд, который я возглавил. Было две смены. Первая смена – ребята из МГУ, а вторая – наш отряд. Тогда мы все расчистили, сделали так, как надо. Но в итоге корпус, в котором мы работали, был передан не молодежному центру, а монастырю.

А потом судьба свела меня с очень интересным человеком, архитектором Михаилом Петровичем Кудрявцевым. Через него мы попали в город Белозерск Вологодской области. Нам предстояло работать в Церкви Спаса Нерукотворного: она стояла в полуразрушенном состоянии. Там нужен был отряд, который мог бы расчистить завалы. В 1988 году такой отряд был собран.

Все отряды формировались на субботниках и воскресниках. Вывешивался плакат: кто хочет записаться на поездку, – пожалуйста, милости просим. Но так сложилось, что, чтобы попасть в наш отряд, надо было проработать вместе с нами три субботника, присмотреться друг к другу. После этого не все оставались в отряде, кто-то отсеивался, но те, кто оставались, оставались надолго. И за все время своего существования – отряд наш существует до сих пор – через него прошли 250 человек. 250-й доброволец как раз пришел в прошлом году.

Итак, мы в Белозерске. Мы были настолько потрясены видом старинного города, его лесами, Белым озером, что решили назвать свой отряд «Белозерск». Мы ездили в этот город пять лет, до 1993 года. Была программа восстановления Белозерского кремля, в которой мы приняли посильное участие. Там были большие древние валы, где сохранился только один Преображенский собор. А собор Александра Невского и еще несколько построек были разрушены. Засыпаны красивые каналы, которые отводили воду от этих построек, и поэтому там шел большой подсос воды. И все это планировалось восстановить и сделать интересный туристический маршрут. Но, к сожалению, когда в 1993 году социалистическая система реставрации рухнула окончательно, эта идея так и осталась неосуществленной. Хотя были проведены очень интересные археологические работы, в которых мы поучаствовали. Были обнаружены фрагменты мостовой XII века, оборонительных сооружений.

В Белозерске мы работали практически на всех храмах. И на Преображенском соборе в кремле, и на Успенском соборе, Богоявленском соборе, Спаса на горе. Мы помогали в возведении строительных лесов вокруг соборов и белили эти соборы.

В 1988 году, когда мы приехали в Белозерск, случайно узнали, что на территории хлебного склада его директор собирается сносить церковь Параскевы Пятницы. Мы подняли всю администрацию и Вологодский комитет по культуре, сделали все возможное, чтобы эта церковь осталась стоять. В итоге нам дали большое количество леса, чтобы мы огородили церковь забором, и церковь мы отстояли. И мы в эту же смену 1988 года огородили ее забором и провели первое благоустройство на ее территории.

Кстати, в 1990 году, когда было много работы по археологии, наши архитекторы попросили сделать две смены, и мы удовлетворили их просьбу. Так сложилось, что наш отряд ездил в августе, а первый – в июле. Его повез мой заместитель Константин Козлов. Он назвал свой новый отряд «РеставросЪ» – «восстановление креста». Константин постарался собрать ребят, близких к православию. Как я уже говорил, «РеставросЪ» вырос в православное движение, которое работает по всем православным святыням России.

Сейчас немного другое время. Памятники стали передаваться церкви. Но добровольцы как работали, так и работают. Мы стали помогать и вновь образованным приходам в тех же церквях, где мы работали раньше, и во многих других, где была нужна помощь.