Информационно-практический журнал
30.10.2019
Новости

В их числе было и Литвиново – старинное родовое имение первостепенной русской знати. Память о славном прошлом методично обращалась в пыль…

Текст написан на основе архивных материалов

Течение столетий Литвиновская вотчина принадлежала только двум родам, связанным кровными узами. Сначала дворянам Волынским, затем князьям Щербатовым. В послевоенное время на месте сгоревшего княжеского дома возвели санаторий для партийной и творческой элиты.

История усадьбы в Литвинове ведет свой отсчет от середины XVII столетия. В 1640-х годах московский дворянин Дмитрий Петрович Волынский решил возвести для себя новый дом. Он выбрал место на высоком холме над рекой Нарой в пустоши Литвиново. К тому времени его старая усадьба, пережившая польско-литовское нашествие и Смуту, уже обветшала. Она стояла всего в километре от выбранного места, в сельце Новом. Сейчас это деревня Новинское; первое упоминание о ней датируется 1628 годом. Волынский разом решил две задачи: возвел в живописном месте новый деревянный дом и обособился от своих крестьян. Вплоть до ХХ века Литвиново остается исключительно помещичьим поселением. Здесь находятся только усадебный дом, храм, дома управляющего имением, церковнослужителей и прислуги.

Д. П. Волынский был потомком князя Дмитрия Боброк-Волынского, героя Куликовской битвы, зятя Великого князя Владимирского Дмитрия Донского. Он служил Белгородским воеводой и возглавлял Холопий приказ, входил в свиту царицы. Сын Волынского Александр и внук Иван, унаследовавшие Литвиново, служили при государях уже стольниками.

Женой последнего владельца Литвинова из рода Волынских, Ивана Александровича, была Аграфена – дочь дьяка Никиты Зотова, которому царь Федор и патриарх Иоаким доверили обучать царевича Петра грамоте и истории. Никита Моисеевич, будучи думным дьяком, входил в ближний круг царя. Нет сомнения, что он способствовал продвижению по службе своего зятя. Однако Иван Волынский умер молодым человеком и не оставил наследников. Спустя год после его смерти произошел семейный раздел имений. С согласия вдовы Литвиново отошло к Агафье, сестре Ивана Александровича.

В 1705 году открывается новая, «щербатовская» страница литвиновской истории: к тому времени Агафья Волынская уже семь лет была женой князя Ивана Щербатова. Литвиново становится родовым гнездом для нескольких поколений князей Щербатовых. Почти два века спустя первый избранный голова Москвы князь Александр Щербатов назовет Литвиново «колыбелью» своего семейства…

Род князей Щербатовых относится к дому Рюрика, основателя Русского государства. Иван Иванович был состоятельным и знатным сановником, близким к государю Петру I. Он исполнял обязанности судьи Сыскного приказа и служил воеводой. Однако фактическим владельцем Литвинова почти сразу стал его младший сын Алексей Иванович (†1740), капитан первого ранга, в молодости учившийся в Голландии и Англии. Именно с его активной деятельностью и связано кардинальное преображение села. В 1710–1712 годах в Литвинове из кирпича возводят храм Успения и – очевидно, немного ранее – большой двухэтажный княжеский дом с двумя флигелями. В начале ХХ века А. Н. Ильин, сосед Щербатовых, отмечал, что эти здания были «лишены почти всякой архитектурной обработки». В начале XVIII века в Верейском уезде все дома помещиков строились из дерева. Впрочем, и каменный храм по соседству тогда стоял только один – в Таширове, первой на Московской земле родовой вотчине князей Голицыных.

Успенский храм стал первым, построенным на территории села Литвиново. Его возвели в стиле модного в то время московского барокко. Имя архитектора неизвестно. Но следует отметить: «литвиновскому» зодчему были знакомы работы Якова Бухвостова, выдающегося мастера своего времени. В оформлении оконных наличников и порталов храма прослеживается обращение к декоративным приемам, столь характерным для Бухвостова. Они венчались «интересными зубчатыми пирамидками в виде «елочки». «Низ церкви снаружи облицован белым камнем. <…> Стены испещрены разными высеченными из кирпича узорами и полуколоннами, посредине церкви и вверху обведен широкий пояс».

Церковь поставили рядом с левым кухонным флигелем, строения разделяла лишь парковая дорожка. Храм был многоярусным: над низким четвериком первого яруса возвышался широкий и высокий объем октагональной формы, завершавшийся восьмигранным куполом, – «восьмерик на четверике». Купол венчал вытянутый световой барабан с луковичной главкой. К четверику первого яруса примыкали алтарная и трапезная части. В трапезной был освящен еще один придел – Владимирский. Интерьер был расписан фресками.

Свои окончательные черты храм приобрел при сыне князя Алексея – Григории (1735–1810), отставном майоре, хозяине семи имений и владельце нескольких ткацких фабрик. Его постоянной подмосковной резиденцией оставалось Литвиново. Рядом с княжеским домом был разбит регулярный сад. Сюда на лето из столицы перебиралось многочисленное семейство князя.

Избранницей Григория Алексеевича была княжна Анастасия Долгорукова (1750–1810), подарившая мужу девять детей, – «нежная и чадолюбивая мать». Кстати, Анастасия Николаевна была родной племянницей княжны Екатерины Долгоруковой, несостоявшейся российской императрицы, – невесты Петра II, внезапно скончавшегося перед свадьбой.

В 1770 году князь Щербатов пристроил к храму колокольню с высоким шпилем. Высота звонницы составила 35 метров. Помимо семи колоколов здесь установили… часы с боем! Невероятно редкое явление для сельских храмов. Уже после генерального межевания в селе построили ткацкую фабрику.

Жизненный путь хозяев имения оборвался нежданно в начале 1810 года. Они не смогли пережить трагедию, которая случилась в семье старшего сына Алексея. 3 января 1810 г. внезапно скончалась его беременная жена Екатерина (старшая сестра поэта Петра Вяземского). Молодая княгиня «сгорела» за два дня. Родители Алексея Григорьевича умерли в Москве, но были похоронены в своем родовом Литвинове, в трапезной части Успенского храма. Место их погребения отметили плитами, вмонтированными в пол.

После случившейся трагедии овдовевший Алексей Григорьевич искал смерти на поле брани, был дважды ранен. Лишь спустя семь лет он оправился от страшной потери и встретил свою новую любовь. В 1817 г. князь венчался с Софьей Апраксиной, которая была моложе его на 22 года. Современники свидетельствовали: в их семье царила истинная гармония. Эта удивительная женщина 68 лет была деятельной хозяйкой Литвинова и невероятно много сделала для крестьян.

Во время Отечественной войны 1812 года французы уничтожили в имении треть крестьянских домов, разграбили и осквернили церковь: «поместили в оной конницу свою». Храм освятили вновь в феврале 1813 года. Княжеский особняк стоял «полуразрушен, с соломенною крышей et tout а  l’avenent» вплоть до приезда сюда Софьи Степановны.

Князь А. Г. Щербатов (1776–1848) – герой Отечественной войны, член Государственного Совета, военный генерал-губернатор Первопрестольной (1843–1848). Отсюда, из Литвинова, Алексей Григорьевич управлял Москвой в летнее время. Сюда ежедневно прибывали курьеры, доставляя служебную почту генерал-губернатору.

Детство и юность Софьи Степановны (1798–1885) напоминали фееричный праздник: двери дома Апраксиных были гостеприимно открыты всей Москве. В замужестве княгиня Щербатова, напротив, полностью посвятила себя семье. Но и ее дом был щедро открыт для общества: в салоне Софьи Степановны бывали многие властители дум того времени: Пушкин, Жуковский, Тютчев, Гоголь, Мицкевич, Лист…

Софья Степановна прославилась как блестящий руководитель на ниве благотворительности. По сути, княгиня стала живым символом дворянской благотворительности Москвы. В 1844 году она учредила «Дамское попечительство о бедных» и более трети века руководила его работой. Сумела разработать эффективную систему помощи нуждавшимся. Стараниями попечительства учреждались школы, богадельни, больницы, высшие учебные заведения. Система княгини Щербатовой ощутимо повлияла на организацию дела дворянской благотворительности во многих городах Российской империи.

В Литвинове уже в 1830-х годах работала бесплатная лечебница для крестьян. В 1836–1837 годах Алексей Григорьевич добился у губернских властей разрешения на организацию в селе двух ежегодных ярмарок для крестьян – Успенской (она существовала до революции 1917 года) и Рождественской, а также «еженедельных торгов по воскресеньям».

В 1836 году князья Щербатовы заменили «обветшавший иконостас» в Успенском храме. Новый был создан по проекту О. И. Бове. На средства прихожан в храме обустроили еще один придел – во имя Боголюбовской иконы Божьей Матери. В Литвинове хранились две чудотворные иконы: во время эпидемий Боголюбовский образ и икона Успения «поднимались крестьянами» и совершались крестные ходы по деревням всего уезда. На средства Софьи Степановны Владимирский придел перестроили в едином стиле с Боголюбовским.

Вскоре после отмены крепостного права княгиня Щербатова открыла в Литвинове школу. Здесь обучали до 60 детей в год. Построила богадельню для престарелых и слепых и училище для крестьянских детей. В 1883 году в Новинском Софья Степановна обустроила бесплатную больницу для крестьян. К концу века количество пациентов лечебницы достигало 4500 человек в год. Все эти учреждения Щербатовы содержали исключительно за счет личных средств.

Софья Степановна построила в Литвинове еще один трехэтажный дом, но уже из дерева. Его называли «дачей». По своим размерам он значительно превосходил каменный «Белый дом» и стоял ближе к берегу Нары. В двух особняках было 32 комнаты общей площадью 1280 кв. м. В дополнение к саду в регулярном стиле, который был разбит перед главным домом в XVIII веке, в усадьбе высадили липовые аллеи, создали большой пейзажный парк и выкопали два больших искусственных пруда.

Княгиня жила в Литвинове до конца своих дней. После ее смерти имение стало мемориальным для этой ветви Щербатовского рода. Его наследовали все сыновья Софьи Степановны. Впоследствии Литвиново передавалось всем детям старшего совладельца имения. Поэтому в справочниках XIX–XX веков Литвиново значится как «имение князей Щербатовых», без указания конкретных имен. Кстати, наследники княгини С. С. Щербатовой подарили московский дом своей матери столице для организации в нем детской больницы. Ныне это знаменитая Филатовская больница.

Среди знаковых владельцев Литвинова был князь Григорий Алексеевич (1819–1881), предводитель Петербургского дворянства. Он, «вступив в конце 40-х годов в управление наследственными имениями, <…> сразу отменил дворню и барщину». В те годы Литвиново было едва ли не единственным имением в Московской губернии, где помещичья земля обрабатывалась вольным крестьянским трудом.

Совладельцами имения оставались его братья. Владимир Алексеевич (1826–1888) состоял на дипломатической службе, был саратовским губернским предводителем дворянства и губернатором. Александр Алексеевич (1829–1902) стал, можно сказать, московской легендой. Первый избранный голова Москвы, первый Почетный гражданин столицы. Именно ему пришлось «руководить первыми шагами Московского городского самоуправления». В течение десятилетий он самоотверженно занимался благотворительностью и потратил на эти цели гигантскую сумму – два миллиона рублей! С. М. Сухотин свидетельствует: «наш почтенный, многолюбивый голова князь Щербатов < …> заслужил такую всеобщую любовь и уважение, что, конечно, всё то внимание и преданность, которые ему оказывало московское общество, стоят всяких лент и официальных наград».

Владельцем Литвинова также был крупный общественный деятель и публицист князь Александр Щербатов (1850–1915), президент Московского общества сельского хозяйства и первый председатель Российского союза торговли и промышленности, председатель Союза русских людей.

Трагична судьба последних владельцев Литвинова. В следующем году исполнится сто лет со дня их кровавого убийства: в январе 1920 года князь Владимир Алексеевич, его сестра Александра и мать Мария Григорьевна Щербатовы были расстреляны большевиками в своем Немировском имении на Украине. Чудом спаслась лишь жена хозяина Литвинова – Елена Петровна (дочь убитого Председателя Совета министров П. А. Столыпина) с малолетними дочками. Они бежали в Европу…

После революции 1917 года Литвиново национализировали. Богатейшее собрание книг распределили по московским библиотекам. Княжеские особняки пустовали вплоть до начала 1920-х годов. Власти хотели обустроить здесь и центр для «дефективных детей», и коммуну, и здравницу, но в итоге организовали детский лагерь. В 1923 году в Литвинове обучались танцу девочки из школы Айседоры Дункан. Сергей Есенин и Айседора навещали их здесь летом того же года. А спустя два года княжеский дом XVIII века погиб в пожаре. Остальные строения не пощадила Отечественная война. Древний Успенский храм, с которым в ХХ веке была связана жизнь новомучеников инокини Магдалины Забелиной и отца Алексия Красновского, был уничтожен в 1964 году по указанию партийных чиновников. Под сохранившимся фундаментом храма по-прежнему покоится прах литвиновских владельцев – родителей московского генерал-губернатора князя А. Г. Щербатова…

Историко-природный ландшафт усадьбы князей Щербатовых сохранился благодаря открытию здесь в 1959 году санатория «Литвиново». В его черту вошел пейзажный парк С. С. Щербатовой, созданный в XIX веке. Для Наро-фоминской земли этот парк уникален. Он единственный в oкруге, который чудом дошел до наших дней в неизмененном виде: историческая часть парка не утратила планировки, сохранились пруды и вековые деревья, которые помнят хозяев имения. Возрождение этого парка во всем его великолепии может стать реальным примером сохранения национального достояния России. Это особенно актуально для округа, в котором к началу XXI столетия осталось ничтожно малое количество архитектурных и природных памятников.

Однако возрождение памятников абсолютно бессмысленно без воскрешения исторической памяти. Людям необходимо чувствовать неразрывную, по-настоящему живую связь со своей землей. Но увы! Ситуация со знанием истории родного края у нас плачевна: интернет-пространство наводнено публикациями, далекими от действительности. В наро-фоминской прессе практически нет серьезных краеведческих статей.

Созданное в 2017 году Щербатовское историческое общество и санаторий «Литвиново» стремятся изменить положение дел. В Литвинове проводятся международные «Щербатовские чтения», объединившие исследователей истории верейских имений и судеб их владельцев. Открытые публичные лекции Общества также приносят свои благие плоды.

В 2018 году жители Новинского установили в деревне памятник в честь 390-летнего юбилея имения князей Щербатовых – Верстовой столб, который стал объектом интереса всей округи. Но это было только начало. В 2019 году в Новинском стартовал масштабный проект, также связанный с владельцами Литвиновского имения. Жители деревни планируют поставить в Новинском два памятника: в честь русских благотворителей – памятник княгине С. С. Щербатовой, и второй – памятник Верности долгу и Офицерской чести – монумент князю А. Г. Щербатову, герою 33 военных кампаний XIX века. Воинская доблесть и бесстрашие владельца Литвинова в Голоминском сражении 1807 года послужили основой для знаменитого эпизода в романе «Война и мир» – о подвиге князя Болконского со знаменем.

Нет лучшего подтверждения тому, что у нашего народа есть потребность глубже знать историю родной земли. И мы, исследователи, делаем со своей стороны всё возможное. По крупицам вместе восстанавливая наше прошлое, мы строим будущее нашей страны.  

Возрождение пейзажного парка С.С.Щербатовой во всем его великолепии может стать реальным примером сохранения национального достояния России

После революции 1917 года Литвиново национализировали. Богатейшее собрание книг распределили по московским библиотекам

Дом Софьи Степановны был щедро открыт для общества: в салоне бывали многие властители дум того времени: Пушкин, Жуковский, Тютчев, Гоголь, Мицкевич, Лист…