Информационно-практический журнал
03.04.2014
Достояние

На Большой Садовой находится здание, которое многие считают вершиной творчества выдающегося архитектора Федора Шехтеля. Этот небольшой двухэтажный особняк Шехтель построил для себя и своей семьи, отразив в нем свою жизненную философию. Здесь собирались богатые и знаменитые, жил и творил начинающий поэт Маяковский.

После революции, как и у многих памятников архитектуры, судьба дома сложилась непросто. В 1993 году заброшенное и разрушающееся здание было передано Центру «Стратегия», который на свои средства провел реставрацию и возродил дом Шехтеля.

Методом синтеза

Летом исполнилось 155 лет со дня рождения одного из самых удивительных русских архитекторов Федора Осиповича Шехтеля. По его проектам построено более 210 удивительных зданий и сооружений. В Москве сохранилось более 50 строений — особняки, усадьбы, вокзалы, банки, театры, храмы и часовни. С точки зрения архитектуры столицу до 1917 года недаром называют «шехтелевской». В разные творческие периоды Шехтель проектировал здания в русском стиле, стилях готика, модерн и неоклассицизм. Все эти постройки являются не только великолепными образцами стиля, но и отражением вечного поиска нового стилевого единства.

Среди богатейшего наследия архитектора большой интерес представляет дом № 4 (строение 1), расположенный на улице Большая Садовая. Этот скромный по московским меркам двух-этажный особняк архитектор построил для себя и своей семьи — жены и троих детей. В 1910 году Шехтель напишет: «Освятили закладку собственного дома. Место славное. Палисадник перед домом. Строил по обыкновению быстро. Сам же разменял пятый десяток». Дом был построен в рекордно короткие сроки — за три месяца. Это был третий дом, который Шехтель строил для себя. Первый архитектор построил на Петербургском шоссе, 20 (не сохранился) после женитьбы на Наталье Тимофеевне Жигиной. Второй, особняк в Ермолаевском переулке, отразил всю индивидуальность Шехтеля. Здание построено в неоготическом стиле и напоминает небольшой замок с башнями. Архитектор как-то в шутку назвал его «избушкой непотребной архитектуры, которую извозчики принимают то ли за кирку, то ли за синагогу».

Если отталкиваться от оценок периодов творчества Шехтеля, то третий дом архитектора — городской особняк на Садовой стал итоговым проектом переосмысления классического наследия. Незадолго до этого, в 1909 году, по проекту Шехтеля был отстроен доходный дом Шамшина на Знаменке, и здесь уже начинает чувствоваться дух рационализма и тяга к чистоте и ясности. Зодчий стремится к простоте используемых образов, но вместе с тем выдает свои оригинальные варианты воплощения классики в фасадах зданий.

В доме «для себя» Шехтель еще раз подтверждает свою виртуозность, синтезируя классические формы с «безудержным» модерном. Видимо, поэтому существует несколько мнений об архитектурном стиле дома на Большой Садовой. Одни считают, что это русский модерн. Кто-то видит проект слишком сдержанным для этого стиля и указывает на черты неоклассики, ростки которой начинают пробиваться в начале XX века.

Даже при смешении стилей это здание обладает главным достоинством — гармонией и чистотой форм, здесь нет обильного декора, все продуманно и рационально. Лишенный свойственной модерну помпезности, дом тем не менее наряден и торжественен. Фасад состоит из двух частей — одноэтажной, с монументальной проездной аркой, и двухэтажной. Эта асимметрия как раз демонстрирует здесь свободу модерна. Справа фасад украшен портиком из четырех дорических полуколонн. Между ними расположено огромное трехчастное окно. Над аркой исполнен классический барельеф, в центре которого изображена богиня мудрости Афина, к ней с обеих сторон шествуют музы живописи, скульптуры, музыки и архитектуры. Шехтель в своей лекции для слушателей ВХУТЕМАСа отмечает: «Едва ли есть сказка более волшебная, чем сказка о трёх сёстрах: Архитектуре, Живописи и Скульптуре... С тех пор как существует наш мир, мы не перестаём зачаровываться этой постоянной сказкой, в которой в не меньшей степени участвуют музыка, поэзия и остальные музы. К жизни нас приковывают лишь стимулы труда, любви и искусства...»

Правая часть фасада украшена небольшим балкончиком с кованой решёткой. Внутренняя композиция дома решена вокруг большого в два этажа холла, который одновременно служил гостиной и выставочным залом для богатой коллекции живописи. Во дворе находился палисадник и флигель-мастерская, в которой Шехтель работал.

Архитектор был общительным человеком. В особняке на Садовой собирались литераторы, художники и архитекторы. Дети Шехтеля — Лев

Жегин (взял фамилию матери, до 1915 года —Лев Шехтель) и дочь Вера — дружили с начинающим в ту пору поэтом Владимиром Маяковским. Поэт подолгу гостил на шехтелевской даче в Кунцеве и в доме на Большой Садовой. Именно здесь увидел свет первый сборник стихов поэта с символическим названием «Я». Лев Жегин вспоминал: «Штаб-издательской квартирой была моя комната. Маяковский принёс литографской бумаги и диктовал Чекрыгину стихи, которые тот своим четким почерком переписывал особыми литографскими чернилами... Через две-три недели книжонка «Я!» с рисунками Чекрыгина и моими была отпечатана в количестве, кажется, 300 экземпляров. Маяковский разнёс их по магазинам, где они были довольно скоро распроданы».

В доме на Садовой семья Шехтеля прожила 8 лет. После революции 1917 года судьба дома, как и самого архитектора, сложилась трагично.

Особняк был национализирован, Шехтель был выселен большевиками. Впоследствии он долго скитался по съемным квартирам, голодал, тяжело болел и умер в нищете в коммуналке у дочери Веры. В доме на Большой Садовой сначала проживал крупный военный и государственный деятель Р.П. Эйдеман, во флигеле в середине 1930-х располагалась мастерская скульптора И.Д. Шадра. Какое-то время особняк использовался под склады и детский сад. Последним пользователем особняка в советское время было районное управление КГБ. В 1990-х дом Шехтеля облюбовали бомжи, которые топили камин старинным паркетом и деревянной обшивкой стен.

По инициативе «Стратегии»

В 1993 году дом 4, строение 1 на Большой Садовой был передан РОО Гуманитарный и политологический центр «Стратегия», занимающемуся общественной, политической и культурной деятельностью. Здание находилось в таком плачевном состоянии, что трудно было представить, что это творение самого Шехтеля. До начала восстановительных работ выяснилось, что здание включено в Единый государственный реестр объектов культурного наследия, поэтому просто ремонтом здесь было не обойтись — требовалась реставрация. Позднее Центром «Стратегия» был оформлен договор льготной аренды сроком на 49 лет с условием проведения реставрационных и восстановительных работ. Реставрация дома проводилась за счет средств Центра «Стратегия». Возрождение дома Шехтеля можно назвать одним из первых примеров государственно-частного партнерства в сфере сохранения памятников архитектуры, механизмы которого только начинали закладываться в то время. Реставрация длилась с 1993 по 2002 год.

Сотрудники Центра разыскали в архивах старые чертежи и фотографии дома, для того чтобы максимально точно восстановить историческую планировку и интерьеры комнат. То, что мы видим сейчас в доме Шехтеля, — итог многолетних колоссальных усилий и вложенных средств. После реставрации дом Шехтеля был приспособлен под общественно-культурный центр, и теперь здесь в гостиной проводятся семинары, лекции, концерты и выставки. За гостиной, где ранее были кабинет и чертежная архитектора, разместились актовый зал и библиотека.

На втором этаже, где ранее размещались спальни членов семьи Шехтеля, теперь находятся рабочие кабинеты. Помещения подвала также были отреставрированы и полностью преобразились, на стенах работает выставка фотографий зданий, спроектированных Ф.О. Шехтелем.

Отметим, что Центр «Стратегия» не ограничился восстановлением памятника истории. Реставрация послужила импульсом для создания Общественно-культурного центра «Дом Шехтеля». Это еще одно направление деятельности Центра «Стратегия», включающее в себя обеспечение восстановления и сохранности памятника культуры начала ХХ века, освещение жизни и пропаганду творчества великого архитектора, который построил дом на Большой Садовой улице и жил в нем несколько лет.

Г.Э. Бурбулис, президент Центра «Стратегия», рассказывает:

«Лично я рассматриваю идею частно-государственного партнерства как стратегическую и фундаментальную с точки зрения перспектив, тех вызовов, которые сегодня стоят перед страной. В основе этого партнерства лежат две базовых предпосылки — это система образования и система культуры. На Большой Садовой мы имеем не просто культурно-историческое пространство, а духовное, многовекторное наполнение этого пространства. Некоторые специалисты утверждают, что это произведение архитектурного искусства Федора Осиповича Шехтеля — вершина его выдающегося творчества. Я обращу внимание только на несколько сюжетов. Мне кажется, они могут в полной мере объяснить, откуда в нас было такое желание, силы и средства бороться за это здание. Мы сюда пришли, когда двери были вынесены, рамы выбиты. Отмечу, что оно отреставрировано и восстановлено полностью на наши средства, без участия государства. Важно проникнуться неиссякаемым источником духовной энергии, который мы здесь имеем.

Ф.О. Шехтель был человеком в высшей степени одаренным. Его талант проявился столь ярко, многогранно и бесспорно системно в истории России, Москвы и европейской цивилизации, потому что он сочетал дар выдающегося архитектора с даром мыслителя, мудреца и философа. И нам было важно осмыслить в этом здании некоторые символические установки автора. На барельефе портала Шехтель изобразил богиню мудрости Афину, к которой устремляются четыре музы — музыка, живопись, скульптура и архитектура. У Шехтеля была своя картина мира, и он постоянно доказывал своим творчеством, что известное школьное определение архитектуры как застывшей музыки недостаточно. В его представлении архитектура была олицетворением симфонизма человеческой жизни, где музыкальная гармония не застывает в мастерстве художника, скульптора, строителя под дирижерством архитектора, а где она постоянно воспроизводится, манит  и очаровывает нас, обогащает своей гармонией. Справа от барельефа мы с вами видим еще одно послание — классическая для Средневековья композиция. Единый портрет в трех лицах — юноша, старец и взрослый человек, что олицетворяет связь прошлого, настоящего и будущего. Шехтель в своих лекциях говорит, что жизнью человека движут три силы: труд, любовь и искусство. В этой тройственности для него состояла преемственность культуры в историческом контексте. Наследие нужно сделать живым и воспринятым, которое учит культуре памяти и хорошим устремлениям в будущем, которое помогает обрести новые мечты и цели. Мы постоянно ощущаем здесь это духовное состояние Шехтеля».



«Стеклышки мозаики, которых нет на земле…»

Известный подводный археолог Александр Окороков, доктор исторических наук, заместитель директора по научной работе Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, руководитель авторского коллектива Свода объектов подводного культурного наследия России – о том, как развивается это направление научных...
24.09.2017

Псковские хоромы

В Пскове сохранилось несколько жилых зданий, датируемых XVII веком
03.02.2015

«Достижения государства и лучших граждан страны»

«Достижения государства и лучших граждан страны» Спортивно-историческое наследие сплачивает общество, уверена директор Государственного музея спорта Елена Истягина-Елисеева       80 тысяч экспонатов, 300 из которых уникальны. Первое место в мире по плотности спортивных ценностей и раритетов на 1 кв. метр. Кубки, инвентарь, медали, олимпийская форма…...
30.05.2018

«Из-под слоя ила выглянуло строгое лицо»

Сергей Ольховский (заведующий Центром подводного археологического наследия Института археологии РАН) рассказывает об уникальной находке из Керченской бухты, о кораблях и подводных камнях нашего законодательства.
25.09.2017

«Короткие деньги» не помогут

Сначала National Trust ставил перед собой достаточной узкую, но вполне конкретную задачу сохранить для народа уникальные объекты – и природные, и созданные человеком: береговую зону, сельскую местность и объекты недвижимости.
25.09.2017

«Крепкий город» Гдов

Гдов некогда был крупнейшим псковским пригородом и выступал северным
16.02.2015

«Москва не будет музеем старины»

Неопубликованное письмо академика Щусева в Президиум Моссовета. 1925 У нас премьера рубрики «Документ». Мы публикуем письмо академика архитектуры А.В. Щусева в Президиум Моссовета, написанное в ноябре 1925 г. Документ (ЦГАМО, фонд №11 Моссовета, опись 11 Б Секретная, дело 1734) любезно предоставлен редакции историком Л.Р. Вайнтраубом. 
08.11.2017

«Сеульский строитель» Афанасий Середин-Сабатин

  В Москве в Музее русского искусства – усадьбе Струйских открывается экспозиция «Русский зодчий Афанасий Середин-Сабатин: у истоков современной архитектуры в Корее». Чем замечателен герой этой выставки и почему в Корее до сих пор чтят память о русском архитекторе? В 1876 году Корея открылась внешнему миру, вступила в Новое время и пережила...
05.02.2018

«Составьте график сноса всех храмов и Смоленского кремля, а я вам бульдозеры пришлю»

Древние смоленские храмы и часть знаменитой крепостной стены было решено снести к 1110-летию города. Отстояла их хрупкая женщина – Нина Сергеевна Чаевская, которой в будущем году исполняется 100 лет
13.11.2017

Алексей Шкрапкин: Человек, прикасаясь к своему прошлому, лучше воспринимает настоящее и меняется сам

О проблемах реставрации, судьбе старинных дворянских усадеб рассуждает Алексей Шкрапкин
04.02.2016