Информационно-практический журнал
12.11.2018
Достояние

Ирина Кравец:
«Для пространственного развития страны нужен каркас точек активности»

И. о. руководителя Агентства по управлению и использованию памятников истории
и культуры – о приоритетах и мотивациях


– Ирина Владимировна, каковы сегодня основные приоритеты деятельности Агентства?
– АУИПИК – это учреждение, созданное в целях эффективного управления памятниками истории и культуры. За ним закреплено на праве оперативного управления 489 объектов культурного наследия, которые находятся в федеральной собственности. Объекты вводятся в хозяйственный оборот приоритетным образом через аренду. Арендатор берет обязательства по сохранению объекта: разработка проектной документации, экспертиза, проведение работ; и, конечно, по дальнейшему использованию. Агентство жестко контролирует исполнение обязательств и сроки по всем работам.  
Второй приоритет – реставрация объектов, которые пока по различным причинам не обрели арендатора. Возможности госбюджета, как известно, ограничены. Поэтому средства, которые Агентство получает от арендных платежей, оно направляет на реставрацию таких объектов. В 2018 году заканчивается реставрация объектов в Москве на Комсомольском проспекте, в Кирове, во Владивостоке. Идет реставрация городской усадьбы на Большой Никитской в Москве, а также консервационные и противоаварийные работы на иных объектах.
– АУИПИК – одно из двух учреждений во всей России, работающих по федеральной программе сдачи в аренду объектов культурного наследия, находящихся в неудовлетворительном состоянии, по льготной ставке «1 рубль в год». Расскажите об этом опыте.
– Да, сейчас по этой программе в соответствии с постановлением Правительства РФ  № 966 Агентством передано в аренду 8 объектов культурного наследия (в составе 13 объектов недвижимости). Пока ни один из арендаторов еще не завершил полностью работы по сохранению объекта, но трое из них уже досрочно закончили проектирование.
Программа весьма перспективна в силу ее инвестиционной привлекательности. Начальная ставка аукциона всего 1 рубль, для участия нужна небольшая сумма в виде залога (как правило, 1–1,5 % от кадастровой стоимости). Таким образом, «порог входа» максимально снижен, что удобно субъектам малого предпринимательства и обычным гражданам. Максимальный срок аренды – 49 лет. В настоящее время объявлены конкурсные процедуры по 12 объектам культурного наследия. Информация о них есть на официальном сайте АУИПИК.
– В чем для вас главная специфика понятия «управление объектами культурного наследия»?
– Есть три аспекта. Первый – экономический. Понятно, что экономика объектов наследия сложнее, больше затраты на содержание, дороже ремонтно-реставрационные работы со всеми составляющими: проект, экспертиза, осуществление работ только организациями, имеющими лицензии, технический и авторский надзор.
Второй аспект – регулятивный. Соблюдение всех ограничений, связанных с предметом охраны, в том числе в процессе использования.
Третий аспект кажется мне основным, хотя он, скорее, философский. Некоторые инвесторы сначала говорят: «О, какой интересный объект с точки зрения инвестиций. Расположение интересное, объект небольшой, затраты небольшие». Когда начинают заниматься реставрацией, слышишь: «Это же сложно, это же дорого, зачем я с этим связался?»
Проходит еще какое-то время, человек погружается в работу с проектировщиком, ему требуется узнать историю дома, понять, как он был задуман, почему сконструирован именно так. Через полгода  он говорит: «Да, я понимаю, что потратил чуть больше денег, что я чуть дольше делал, чем ожидал, но я так влюбился в этот дом… Я уже не хочу сдавать его в аренду, у меня здесь будет офис или даже собственный дом…» Ощущение того, что ты своими руками, своими средствами возродил историю, настолько меняет мировоззрение, что инвестор продолжает работу с памятниками, он приходит за следующим объектом.
В Иркутске я знаю  три таких случая. В Москве есть объект в Денежном переулке, арендаторы его отреставрировали и открыли в нем иммерсивный театр. Они с такой любовью об этом памятнике говорят, что становится ясно, что подходят они к нему не только с точки зрения экономики.
– Возможно, мы эти неэкономические факторы не научились оценивать. Все то, что наследие дает людям эмоционально, статусно…
– В Дании есть Институт счастья. Они проводят исследования на тему: что дает человеку возможность чувствовать себя счастливым. И это совершенно не экономические параметры. Чувство общности, чувство причастности к чему-то значимому, большому, великому, чувство созидательного процесса. Как раз то, что могут дать, наверное, объекты культурного наследия.
– Много говорится о том, что надо встроить наследие в стратегию пространственного развития России, что возрождение памятников может стать драйвером экономического развития регионов, городов. Это реально или просто лозунг?
– Это не лозунг. Любой отреставрированный памятник – это точка активности, опорная точка. Как только эта активность начинает существовать, вокруг среда преображается.
Какая должна быть у этого процесса государственная поддержка? Если мы говорим, что для пространственного развития страны у нас должен быть каркас таких точек активности, давайте думать, что нужно сделать, чтобы эти каркасы создать. Потому что для инвесторов, для бизнеса, работающего с наследием, сейчас не так уж много вариантов поддержки.
Во всяком случае, их недостаточно для того, чтобы говорить в целом об участии культурного наследия в пространственном развитии страны. Нужно понимать, например, какие меры предусмотрены по поддержке исторических поселений, тогда мы сможем говорить о связанных с наследием кластерах, населенных пунктах, территориях.
В Минкультуры России сейчас впервые разрабатывается национальный проект «Культура». Надеюсь, он заложит и приоритеты для наследия как драйвера экономического, социального, культурного развития. Это, наверное, очень важный шаг, который выносит сферу наследия в поле политического управления, в определение национальных приоритетов. Я думаю, что после этого станет возможно существенное изменение ситуации.
– Заканчивается Год волонтера, по инициативе ВООПИК на базе АУИПИК создан Центр информационной поддержки добровольцев в сфере сохранения наследия. Каковы предварительные итоги этой работы?
– Когда мы говорим о национальных приоритетах, очень важно, чтобы они стали частью менталитета людей. Популяризация объектов культурного наследия может быть связана именно с поддержкой волонтерских движений.
Что такое волонтерство? Это не только субботники, это формирование сообщества людей, которые неравнодушны к наследию, которые могут объединиться и сделать для него что-то полезное.
Информационный центр поддержки волонтерских движений в сфере наследия создан. Эта деятельность должна в следующем году перейти на системный уровень уже как часть национального проекта, на пятилетний период. Через эту деятельность будут формироваться общности, команды, возможно, профессиональные группы. Вопрос – что эти группы через пять лет предложат государству? Количество  должно перейти в качество.
Если таких людей, которые осознают значимость культурного наследия для страны, станет в сто раз, в миллион раз больше – наверное, они предложат актуальную повестку: что должны государство и общество предпринять, чтобы сохранить все то достояние, которое мы имеем.
Приведу простой пример. Недавно я была в Пскове, в том числе на крепостных башнях Окольного города XVI века. Это очень сложные красивейшие сооружения. Часть объектов были отреставрированы за счет средств, выделенных Министерством культуры РФ.
Но, поскольку не создана соответствующая инфраструктура, те же лавочки, урны, точки общепита – нет возможности  гулять, смотреть на памятник, наслаждаться атмосферой, посещать мероприятия в нем, устраивать фотосессии… Для кого мы, собственно, делаем реставрацию: только для памятников или все-таки и для людей?
И если нацпроектом будет определено, что надо заниматься не только процессом сохранения памятников, но и в целом формированием среды, интереса к этой отрасли, то это, наверное, более правильный подход. Посмотрим лет через пять.

Беседовали
Константин Михайлов, Олег Фочкин

«Стеклышки мозаики, которых нет на земле…»

Известный подводный археолог Александр Окороков, доктор исторических наук, заместитель директора по научной работе Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, руководитель авторского коллектива Свода объектов подводного культурного наследия России – о том, как развивается это направление научных...
24.09.2017

Псковские хоромы

В Пскове сохранилось несколько жилых зданий, датируемых XVII веком
03.02.2015

«Достижения государства и лучших граждан страны»

«Достижения государства и лучших граждан страны» Спортивно-историческое наследие сплачивает общество, уверена директор Государственного музея спорта Елена Истягина-Елисеева       80 тысяч экспонатов, 300 из которых уникальны. Первое место в мире по плотности спортивных ценностей и раритетов на 1 кв. метр. Кубки, инвентарь, медали, олимпийская форма…...
30.05.2018

«Из-под слоя ила выглянуло строгое лицо»

Сергей Ольховский (заведующий Центром подводного археологического наследия Института археологии РАН) рассказывает об уникальной находке из Керченской бухты, о кораблях и подводных камнях нашего законодательства.
25.09.2017

«Короткие деньги» не помогут

Сначала National Trust ставил перед собой достаточной узкую, но вполне конкретную задачу сохранить для народа уникальные объекты – и природные, и созданные человеком: береговую зону, сельскую местность и объекты недвижимости.
25.09.2017

«Крепкий город» Гдов

Гдов некогда был крупнейшим псковским пригородом и выступал северным
16.02.2015

«Москва не будет музеем старины»

Неопубликованное письмо академика Щусева в Президиум Моссовета. 1925 У нас премьера рубрики «Документ». Мы публикуем письмо академика архитектуры А.В. Щусева в Президиум Моссовета, написанное в ноябре 1925 г. Документ (ЦГАМО, фонд №11 Моссовета, опись 11 Б Секретная, дело 1734) любезно предоставлен редакции историком Л.Р. Вайнтраубом. 
08.11.2017

«Сеульский строитель» Афанасий Середин-Сабатин

  В Москве в Музее русского искусства – усадьбе Струйских открывается экспозиция «Русский зодчий Афанасий Середин-Сабатин: у истоков современной архитектуры в Корее». Чем замечателен герой этой выставки и почему в Корее до сих пор чтят память о русском архитекторе? В 1876 году Корея открылась внешнему миру, вступила в Новое время и пережила...
05.02.2018

«Составьте график сноса всех храмов и Смоленского кремля, а я вам бульдозеры пришлю»

Древние смоленские храмы и часть знаменитой крепостной стены было решено снести к 1110-летию города. Отстояла их хрупкая женщина – Нина Сергеевна Чаевская, которой в будущем году исполняется 100 лет
13.11.2017

8 889 памятников и 14 миллиардов рублей

Русское деревянное зодчество в цифрах, фактах, прогнозах и воспоминаниях В России почти девять тысяч памятников деревянного зодчества. Но сегодня многие из них, неизменно привлекая внимание туристов и специалистов, находятся в ужасном состоянии и медленно гибнут. А некоторые и мгновенно – из-за отсутствия должных мер безопасности или в результате...
12.10.2018