Информационно-практический журнал
30.05.2018
Достояние

«Достижения государства
и лучших граждан страны»

Спортивно-историческое наследие сплачивает общество, уверена директор Государственного музея спорта
Елена Истягина-Елисеева

 

 

 

80 тысяч экспонатов, 300 из которых уникальны. Первое место в мире по плотности спортивных ценностей и раритетов на 1 кв. метр. Кубки, инвентарь, медали, олимпийская форма… Все это – Государственный музей спорта в Москве. Официально он был создан в 1987 году, но постоянные экспозиции появились только в 2010-м. Это огромное открытое и доступное хранилище спортивного исторического наследия. Кстати, такого понятия нет юридически. Но де-факто оно существует. А авторство термина принадлежит директору Государственного музея спорта – Елене
Истягиной-Елисеевой.
Она отвечает на вопросы «ОГ».

 

– Елена Александровна, вы – автор термина «спортивно-историческое наследие». Для вас это часть историко-культурного наследия страны или нечто обособленное?

– Спортивно-историческое наследие, несомненно, – часть историко-культурного наследия страны. Оно ярко отражает тот исторический путь, который был пройден Россией в конце XIX – начале XXI
веков. Многие материальные предметы получили вторую жизнь в послереволюционной России.

В современных условиях усилилось внимание к сущности, условиям развития и специфике воздействия спорта на развитие российской государственности и ее духовных основ. Особого внимания заслуживает социальный феномен спортивно-исторического наследия как фактора сплочения общества на позитивных основах.
И основы эти – общие достижения народа,
государства и лучших граждан нашей страны.

– В чем специфика спортивно-исторического наследия по сравнению с другими «жанрами» наследия?

– В том, что большая его часть имеет материальную и историко-культурную ценность не только для общей истории страны, но и в отдельной ее области – физической культуре и спорте.

– Насколько хорошо налажен у нас учет ценных объектов спортивно-исторического наследия?
Защищены ли они законодательно от утраты, искажения, вывоза за границу?

– Что касается архитектурных спортивных объектов, то любые работы на них, конечно же, подпадают под регулирование закона о наследии. Разумный компромисс между сохранением архитектурного облика и современной начинкой пока не найден – как правило, приоритет отдается обновлению. Хорошо это или плохо, вопрос дискуссионный. Но всех как-то больше волнует проблема, как использовать наследие, ведь это экономически емко. Но все еще сохраняются многие любопытные вещицы. Скажем,
в городе Гаврилов-Ям Ярославской области до сих пор функционирует футбольное поле, построенное англичанами, работавшими на местной суконной мануфактуре. И до сих пор это поле – первое, что высыхает в округе по весне, потому что там еще в начале ХХ века устроена специальная торфяная подушка.

А вот с «движимым» спортивным наследием – наградами, экипировкой, документами – ситуация очень запутанная и опасная: они просто не подпадают под действие закона о ввозе и вывозе культурных ценностей. Они в нем не обозначены ни в каком виде, там спортивное наследие просто не упоминается. А это значит, что, например, формально ничто не мешает «Золотой мяч» Льва Яшина, который хранится
у нас в музее, вывезти
за границу.

Закон о ввозе и вывозе рассматривает большинство спортивных наград, кубков и медалей не как историческое наследие страны, а как предметы, содержащие драгоценные металлы и камни. Практически полностью вне правового поля остаются мемориальные вещи спортсменов, призы спортивных соревнований, большая часть плакатов и афиш. В государственном музейном
каталоге мы вынуждены регистрировать наши кубки и призы как «интерьерные вазы».

А ведь это наследие огромной коллекционной стоимости. Например, мы нашли серебряную вазу Фаберже – 800-я проба, 5 кг серебра, холодная эмаль, полудрагоценные камни... Эта ваза преобразована в спортивный кубок в 1928 году. Но формально она «интерьерная ваза». То есть из-за того, что она серебряная, ее еще могут остановить на границе, но не более. И я могу привести огромное число примеров скромных с виду призов, которые имеют огромную коллекционную стоимость, – например, кубки
чемпионатов мира и Европы по хоккею: их цена
на аукционах начинается от 100 тысяч евро. Формально для них границы открыты…

– Каков официальный статус спортивных музеев России? Есть ли необходимость придания такого статуса всем коллекциям и собраниям, необходимо ли внесение таких коллекций в Государственный музейный фонд?

– Музеи спорта – это новое и еще малоизученное направление в музейном деле. В настоящий момент многие сторонники классических музеев не настроены считать музеи спорта отдельным видом. Они приравнивают их к развлекательным центрам. Большая часть музеев спорта формируется при спортивных клубах, стадионах, училищах, центрах спортивной подготовки и официально являются их структурными подразделениями.

Государственный музей спорта – единственный музей спорта, зарегистрированный в системе Министерства культуры Российской Федерации, Государственном каталоге музейного фонда России и реестре музеев.

Несомненно, стоит придать большей части существующих коллекций спорта официальный статус. Что это даст? Это позволит сформировать ассоциацию спортивных музеев и объединить информационное пространство, предотвратить размытие и утрату музейного фонда. Мы могли бы учитывать и контролировать, что и где есть и как перемещается. Мы могли бы вносить коллекции музеев
в Государственный музейный фонд, так как предметы, не имеющие данного статуса, могут исчезнуть бесследно. А ведь в каждом регионе есть свои «жемчужины».

– А как ситуация с нашими музеями спорта выглядит на фоне других стран?

– По-разному. Конечно, в СНГ аналогов нашему музею нет. Ни по уровню организации и работы, ни по уровню коллекции.
За несколько лет нам удалось собрать крупнейшую коллекцию в Европе. В Европе есть несколько крупных спортивных музеев, основным считают Олимпийский музей в Лозанне. Но мало кто в курсе, что порядка 70% экспонатов там – это копии. Есть спортивные музеи в Польше, Бельгии, Германии.
Мы с коллегами держим связь, у них почти те же проблемы: ввоз-вывоз, трудности оформления и классификации предметов. Кстати, международное законодательство также не дает четких рекомендаций.

Самые крупные спортивные коллекции
находятся в США. Также активно развивается направление спортивного наследия в Китае.

– В чем специфика сохранения и использования объектов спортивно-исторического наследия?

– Основной особенностью является то, что они – и предметы давно минувших дней, и изготовленные практически «вчера». Среди материальных объектов спортивно-исторического наследия отдельного внимания заслуживают те, часть которых изменила свое первоначальное значение. Вновь в качестве примера приведу музейный предмет из фондов Государственного музея спорта – приз имени ЦИК Союза ССР, врученный команде – победительнице Всесоюзного зимнего праздника физкультуры в Москве 1928 года. При детальном изучении данный приз оказался не чем иным, как той самой вазой работы московского отделения знаменитой фирмы Фаберже, о которой
я уже упоминала.

К сожалению, сегодня не представляется
возможным изучить целый пласт в истории
золотосеребряного мастерства из-за тяжелых экономических условий конца 1910–1930-х годов, когда очень много вещей было переделано, переплавлено или продано за границу. Приз имени ЦИК Союза ССР – объект спортивно-исторического наследия – является отражением этих событий и ценным историческим источником.

– Как происходит формирование коллекции музея?

– Комплектование идет по нескольким направлениям: покупка и сбор, дарение. Мы работаем с ветеранами спорта и молодыми атлетами, большая часть реагирует на наши предложения. Но предпочитают отдавать в музей экипировку, а не медали. Отдавать награды считается плохой приметой, но мы начали ломать этот стереотип.

Дореволюционной спортивной формы сегодня днем с огнем не найти. В советское время занашивали все так, что форма превращалась в труху. Даже сейчас заполучить, например, купальники синхронисток нереально: они передают их «по наследству» членам команды. Это традиция. С оборудованием ситуация не легче. Александр Зубков передал нам свой боб, так потом мы долго убеждали спортивное начальство, что пребывание его в музее не менее важно
и полезно, чем если бы на нем
тренировались дети.

Отдельная тема – фотографии и документы.
В мире спорта ценность и значение этих вещей долго вообще не осознавались. В процессе реструктуризации Олимпийского комитета, Минспорта, различных профильных ведомств архивы просто выбрасывались. Мы что-то успевали забирать, что-то собирали потом всеми правдами и неправдами. Но, похоже, сейчас уже приучили всех звонить нам и предупреждать о намерении избавиться от каких-то бумаг.

Мы много работали с потомками  известных спортсменов, буквально копались в гаражах, на балконах, чердаках.  В качестве примера дарения хотелось бы привести коллекцию антикварного оружия, переданную в Государственный музей спорта Международным благотворительным фондом «За будущее фехтования» в 2017 году. Данная коллекция позволяет ярко проиллюстрировать историю фехтования с древних времен до начала ХХ века и является объектом спортивно-исторического наследия. Коллекция состоит
в основном из оружия работы европейских мастеров. Предметный ряд представлен кинжалами, рапирами, шпагами, мечами
и двумя ружьями.

Особый акцент хотелось
бы сделать на дуэльной рапире испанского производства примерно 1670 года. Именно рапиры данного типа могли использовать мушкетеры Дюма в схватках
с гвардейцами кардинала.
Рапира выполнена из знаменитой
толедской стали.

 

«Стеклышки мозаики, которых нет на земле…»

Известный подводный археолог Александр Окороков, доктор исторических наук, заместитель директора по научной работе Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, руководитель авторского коллектива Свода объектов подводного культурного наследия России – о том, как развивается это направление научных...
24.09.2017

Псковские хоромы

В Пскове сохранилось несколько жилых зданий, датируемых XVII веком
03.02.2015

«Достижения государства и лучших граждан страны»

«Достижения государства и лучших граждан страны» Спортивно-историческое наследие сплачивает общество, уверена директор Государственного музея спорта Елена Истягина-Елисеева       80 тысяч экспонатов, 300 из которых уникальны. Первое место в мире по плотности спортивных ценностей и раритетов на 1 кв. метр. Кубки, инвентарь, медали, олимпийская форма…...
30.05.2018

«Из-под слоя ила выглянуло строгое лицо»

Сергей Ольховский (заведующий Центром подводного археологического наследия Института археологии РАН) рассказывает об уникальной находке из Керченской бухты, о кораблях и подводных камнях нашего законодательства.
25.09.2017

«Короткие деньги» не помогут

Сначала National Trust ставил перед собой достаточной узкую, но вполне конкретную задачу сохранить для народа уникальные объекты – и природные, и созданные человеком: береговую зону, сельскую местность и объекты недвижимости.
25.09.2017

«Крепкий город» Гдов

Гдов некогда был крупнейшим псковским пригородом и выступал северным
16.02.2015

«Москва не будет музеем старины»

Неопубликованное письмо академика Щусева в Президиум Моссовета. 1925 У нас премьера рубрики «Документ». Мы публикуем письмо академика архитектуры А.В. Щусева в Президиум Моссовета, написанное в ноябре 1925 г. Документ (ЦГАМО, фонд №11 Моссовета, опись 11 Б Секретная, дело 1734) любезно предоставлен редакции историком Л.Р. Вайнтраубом. 
08.11.2017

«Сеульский строитель» Афанасий Середин-Сабатин

  В Москве в Музее русского искусства – усадьбе Струйских открывается экспозиция «Русский зодчий Афанасий Середин-Сабатин: у истоков современной архитектуры в Корее». Чем замечателен герой этой выставки и почему в Корее до сих пор чтят память о русском архитекторе? В 1876 году Корея открылась внешнему миру, вступила в Новое время и пережила...
05.02.2018

«Составьте график сноса всех храмов и Смоленского кремля, а я вам бульдозеры пришлю»

Древние смоленские храмы и часть знаменитой крепостной стены было решено снести к 1110-летию города. Отстояла их хрупкая женщина – Нина Сергеевна Чаевская, которой в будущем году исполняется 100 лет
13.11.2017

8 889 памятников и 14 миллиардов рублей

Русское деревянное зодчество в цифрах, фактах, прогнозах и воспоминаниях В России почти девять тысяч памятников деревянного зодчества. Но сегодня многие из них, неизменно привлекая внимание туристов и специалистов, находятся в ужасном состоянии и медленно гибнут. А некоторые и мгновенно – из-за отсутствия должных мер безопасности или в результате...
12.10.2018