Информационно-практический журнал
04.02.2018
Достояние

 

В октябре 2017 года стартовал новый российско-германский проект по поиску знаменитой Янтарной комнаты. Сейчас в распоряжении специалистов – аппаратура нового поколения, позволяющая видеть предметы не только под водой, но и под землей. Участники проекта, согласованного на уровне правительств двух государств, рассчитывают, что в конце концов им удастся раскрыть тайну шедевра, исчезнувшего бесследно более 70 лет назад….

 

Подарок прусского короля

 

Янтарная комната создавалась для прусского короля Фридриха I. Но в 1713 году король умер.  Новому прусскому королю Фридриху Вильгельму I янтарный кабинет показался ненужным, и все архитектурные детали сложили в Берлинский Цейхгауз.

На этом история с Янтарной комнатой могла бы и закончиться, если бы о необычном кабинете не прослышал Петр I. В 1716 году по дороге во Францию он встретился с Фридрихом Вильгельмом I в Габельберне, недалеко от Берлина. Прусский король, зная о желании Петра и искавший в лице России союзника в войне со шведами, преподнес ее, вместе с яхтой «Либурника», в качестве дипломатического подарка.

18 ящиков с янтарем погрузили в Берлине на восемь телег и отправили сначала в Кенигсберг, а затем в Мемель. Все путешествие продолжалось шесть недель. 6 января 1717 года по поручению императора обергофмейстер курляндской герцогини Анны Иоановны Пётр Бестужев-Рюмин встретил груз в Мемеле и отправил в Ригу, а оттуда в Петербург. Санкт-Петербургский губернатор Александр Меньшиков принял и распаковал ящики, согласно берлинской инструкции, но собрать кабинет не смог – не хватало многих деталей.

При вступлении на престол императрица Елизавета Петровна решила использовать позабытый янтарный кабинет для убранства одного из покоев своей официальной резиденции – нового Зимнего дворца. В 1745 году Фридрих II дарит Елизавете Петровне не достававшую в первоначальном декоре четвертую раму, исполненную по проекту А. Рейха, в которой были использованы аллегории, прославлявшие Елизавету Петровну. В 1746 году кабинет собрали, и он стал служить для официальных приемов. А спустя девять лет, в 1755 году, императрица приказала Растрелли перенести Янтарную комнату в Большой дворец Царского Села. Кабинет бережно разобрали, уложили в ящики, и 76 гвардейцев перенесли её на руках на новое место.

Зал Екатерининского дворца – 96 кв. м, значительно превышал размеры Янтарного кабинета. Франческо Растрелли перекомпоновал все детали кабинета, разместив панели симметрично по среднему ярусу трех стен и разделив их пилястрами с зеркалами, а также украсив комнату золоченой деревянной резьбой. Там, где янтаря не хватило, фрагменты стен были затянуты холстом и расписаны «под янтарь». 

В 1763 году императрица Екатерина II распорядилась заменить расписные холсты янтарем. Работы были завершены к 1770 году. Было использовано 450 кг янтаря. Янтарный убор, занимавший три стены, был расположен в три яруса. Центральный (средний) ярус был составлен из восьми симметричных крупных вертикальных панно. 

В четырех из них установили картины из цветных камней, изображавшие пять природных чувств: зрение, вкус, слух, осязание и обоняние. Каждое мозаичное произведение обрамляла бронзовая рама с накладными виньетками по углам, украшенными цветами и ягодами из полудрагоценных камней. Все мозаики были исполнены в 1750-х годах во Флоренции в «Мастерской твердого камня» по эскизам итальянского художника Джузеппе Дзокки и существовали в единственном экземпляре. Расстояние между большими панно заполняли высокие зеркальные пилястры. Нижний ярус комнаты покрывали прямоугольные янтарные панно. 

Убранство комнаты состояло из наборных комодов русской работы и китайского фарфора. В юго-западном углу был вмонтирован маленький янтарный столик на изящно изогнутой ножке. В застекленных витринах Янтарного кабинета хранилось одно из самых значительных в Европе собраний янтарных изделий XVII–XVIII веков немецких, польских и петербургских мастеров.

Резкие перепады температуры, печное отопление и сквозняки разрушали янтарный убор. Реставрация проводилась в 1833, 1865, 1893–1897, 1933–1935 годах. Последняя – скульптором И. Крестовским. Масштабная реставрация планировалась на 1941 год. Но начавшаяся Великая Отечественная война внесла свои коррективы.

 

Ее ждали в Кенигсберге…

 

В первые дни войны, когда в Екатерининском дворце началась эвакуация музейных ценностей; из-за хрупкости панелей Янтарной комнаты было решено не вывозить их как другие экспонаты в глубь страны, а произвести их консервацию на месте, не снимая со стен. Панно оклеили сначала бумагой, затем марлей и ватой.

Когда немецкие войска проследовали через Литву, Латвию и Эстонию, и сделали укрепительный пояс вокруг Ленинграда, чтобы взять город в кольцо, Царское Село оказалось расположенным на первой оборонительной линии. Дворец был сильно разрушен во время бомбардировок; Большой Зал был полностью взорван, окна и двери выбиты. Это, в свою очередь, повлекло за собой быстрое разрушение дворца от ветра и ненастной погоды.

17 сентября 1941 года Царское Село (г. Пушкин) было захвачен немецкими войсками. Вместе с немецкими частями, ворвавшимися в Царское Село, прибыли специалисты из команды «Кунсткомиссии». Искусствоведы полковник доктор Пенгсен и майор доктор граф Сольмс-Лаубах осмотрели Царскосельский дворец и решили, что Янтарную комнату необходимо срочно «спасать». Весной 1942 года комната была демонтирована специальной трофейной командой. В течение 36 часов шесть солдат из строительного батальона под руководством унтер-офицера произвели демонтаж Янтарной комнаты. Демонтированные янтарные панно и другие предметы были доставлены из Царского Села в Кенигсберг (ныне город Калининград) и переданы администрации государственных замков и парков (директор доктор Галь) города. 

В Кенигсберге Янтарную комнату уже давно ждали – «спасение» мирового шедевра было заранее спланировано. Одним из тех, кому особенно не терпелось получить «восьмое чудо света», был немецкий искусствовед доктор Алефред Фриц Фердинанд Роде. В конце 1920-х годов он переехал из Гамбурга в Кенигсберг, где страстно увлекся историей этого необычного города-крепости. «Вернуть» на родину Янтарную комнату, «по недоразумению» попавшую в Россию, стало буквально смыслом его жизни. Духовную связь с этим сокровищем он ощущал на очень глубинном мистическом уровне. Еще в 1939 году Альфред Роде сказал своей жене: «Янтарную комнату мы вернем, вернем на родину, в Кенигсберг. В этом не может быть сомнений…» 

А спустя два года, 9 августа 1941 года, он писал гауляйтеру Эриху Коху: «Считаю крайне необходимым обратиться к Вам, уважаемый гауляйтер, по следующему вопросу. В то время как наши отважные воины, а в их числе и народные гренадеры 217-й Восточно-Прусской дивизии, преодолевая сопротивление врага, продвигаются к Петербургу, в огне войны гибнут многие культурные и исторические ценности мирового значения. Не исключено, что такая учесть может постичь и замечательное произведение рук выдающихся немецких мастеров – Янтарную комнату, изготовленную из прусского янтаря, гордость Германии, находящуюся ныне в Екатерининском дворце города Пушкин (Царское Село). Необходимо принять все возможные меры для возвращения этого шедевра в лоно Родины, и, поскольку она изготовлена из прусского янтаря, – в Восточную Пруссию, в Кенигсберг. Как директор художественных собраний Кенигсберга я гарантирую ее принятие и размещение в одном из помещений Кенигсбергского замка. Хайль Гитлер!»

Похищенные янтарные панно разместили в одном из залов Королевского замка. Немцы отлично понимали подлинную цену украденного сокровища – между высокопоставленными бонзами даже разгорелась война за право обладать им. Заполучить ее в свою коллекцию мечтал рейсхмаршал Герман Геринг. Альфред Розенберг считал Комнату козырем на переговорах с Западом, военные надеялись поместить ее в музей армии. Эрих Кох, гауляйтер Польши, стремясь прибрать Комнату к рукам, не выпускал ее из Кенигсберга.

Однако в августе 1944 г. после налёта английской авиации и сильного пожара в замке, панно вновь демонтировали и упаковали в ящики. А весной 1945 года ящики с Янтарной комнатой бесследно пропали….

 

Под водой и под землей…

 

Из всех «претендентов» на янтарные сокровища уцелел только Кох. Но в 1952 году англичане выследили его, арестовали и передали полякам. В 1958 году те приговорили его к смерти, но потом заменили казнь пожизненным заключением в тюрьме города Барчев.

Первое время Кох отрицал, что знает, где спрятана Янтарная комната. Потом стал давать противоречивые показания. В 1965 году он вдруг «вспомнил», что в апреле 1945 года Янтарную комнату спрятали в бункере на окраине города. Затем уточнил, что ее отправили из Кенигсберга в Данциг, где погрузили на корабль «Вильгельм Густлофф».

Зимой 1976 года заметка о тайной эвакуации Янтарного кабинета на борту лайнера «Вильгельм Густлофф» была опубликована в газете «Нойес Дойчланд». История этого корабля известна довольно хорошо: он был торпедирован советской подводной лодкой С-13 под командованием капитана 1 ранга Александра Маринеско. 

«Вильгельм Густлофф» когда-то был пассажирским судном, а с начала войны служил плавшколой II учебного дивизиона подводников гитлеровского военно-морского флота. Кроме того, в конце войны, оно использовалось для эвакуации крупных партийных боссов и военных чинов из Западной Пруссии. Судно было соответствующим образом оборудовано и вооружено. При всем том «Вильгельм Густлофф» был замаскирован под госпитальное судно: на бортах и верхней палубе он нес опознавательные знаки Красного Креста. Известно, что последняя погрузка на корабль шла в обстановке полной секретности. Кроме 3,7 тыс. военнослужащих из состава II учебной дивизии подводных лодок, особое внимание уделялось эвакуации важных гражданских специалистов. Попасть на судно можно было только по личному распоряжению начальника конвоя Вильгельма Цана. Среди пассажиров оказался и ближайший соратник Эриха Коха – обер-бургомистр Гдыни, с которым в мягких апартаментах Гитлера находились его семья с прислугой и ценный личный груз. Ранее каюты фюрера никогда и никому не разрешалось занимать. А тут по личному указанию самого же фюрера было сделано исключение. Резонный вопрос – почему? Последний этап погрузки был обставлен демонстративно громко: на борт погрузили раненых и рожениц из родильного дома. 

30 января в 21 час «Вильгельм Густлофф» в сопровождении конвоя боевых кораблей покинул порт Данцига. На судне были погашены огни и затемнены иллюминаторы. Это противоречило правилам, установленным для судов Красного Креста. В ту же ночь у Гданьского залива в Слупском желобе, соединяющем Восточную и Центральную Балтику, корабль поразили три советские торпеды, и он затонул на глубине 43 м. В результате погибло более 9 тыс. человек.

О возможном нахождении на борту «Вильгельма Густлоффа» ящиков с Янтарной комнатой или другими ценностями говорят очевидцы, уцелевшие в той страшной ночи. Например, Гейнц Шен – бывший пассажирский помощник капитана. По его словам, незадолго до выхода корабля в море на его борт были погружены какие-то таинственные ящики.

Со временем появились подробные свидетельства и других лиц. Некий А. Хильке утверждал: «Несмотря на мой пожилой возраст, я, житель Данцига, был мобилизован в середине 1944 года в армию и в начале 1945 года работал на буксире «Пингвин». За три дня до выхода «Густлоффа» в море мы пришвартовали это судно. Появилась группа гражданских лиц. Затем при помощи солдат войск СС, людей, находившихся на судне, загнали во внутренние помещения. Все иллюминаторы, выходившие на пирс, задраили. После этого приехали грузовики. С них при помощи портального крана были подняты на борт, а затем перегружены в один из трюмов «Густлоффа» обитые железом ящики. Мне показалось, что «Густлофф» специально дожидался этого груза, Сразу после погрузки на его борт поднялись подводники, и лайнер отдал швартовы». К этому следует добавить сообщение некого Томашека, работавшего в тот день в порту. По его словам, при погрузке присутствовали лично Эрих Кох и его жена Клара.

После войны к затонувшему лазарету было совершено несколько подводных экспедиций. Искали клады. 

Летом 1973 года «Густлофф» обследовали польские аквалангисты студенческого подводно-поискового клуба «Рекин» («Акула»). Они обнаружили, что развороченное торпедами судно на треть вошло в грунт и лежит на боку. Представляющая наибольший интерес средняя часть судна буквально смята в гармошку. Двери кают заклинены. Однако каких-либо серьезных исследований польским аквалангистам на первом этапе провести не удалось. Затем промелькнула информация, что в корпусе теплохода появились большие отверстия, сделанные с помощью газовой сварки. Поплыли слухи, что это дело рук то ли норвежцев, то ли шведов. Во всяком случае, ныряльщики не единожды видели в районе катастрофы дежурившие субмарины из скандинавских стран. «Грешили» и на немцев, которые еще в 1950-х годах интересовались местом гибели корабля.

Однако вскоре исследования останков «Густлоффа» было продолжено. На этот раз аквалангистам помогали польские военные моряки и сотрудники Института судостроения. Исследования продолжались два года, и, наконец, появилось заключение экспертизы: никаких признаков того, что затонувший корабль был ограблен, не установлено, так же, как и не обнаружено на нем никаких следов Янтарной комнаты. Затем на лайнер ныряли немецкие аквалангисты, но и им, не удалось найти что-либо ценное. После них, уже в 1980-х годах, на «Густлоффе» попытались незаконно поработать английские водолазы, но неудачно – были задержаны польскими пограничниками.

В 1989 году исследовать затонувший корабль планировала группа энтузиастов-подводников из Советского Союза. Для этой цели было даже создано Общество «Память Балтики», которое возглавил капитан первого ранга К.А. Шопотов (ныне контр-адмирал). К поискам подключился потомок русских адмиралов Епанчиных, подданный княжества Лихтенштейн барон Э.А. Фальц-Фейн. Он же привлек к поискам и немецкого кинорежиссера Мориса Реми. Однако экспедиция не состоялась – немцы отказали в разрешении на проведение работ. Тем не менее, Реми самостоятельно организовал киноэкспедицию из немецких военных водолазов на погибший «Вильгельм Густлофф», но сюжет с поиском Янтарный комнаты в снятый фильм не вошел. 

Тем не менее Янтарная комната всё же могла находиться на лайнере, во всяком случае, какое-то время, а позже ее могли перегрузить на другое судно. 

Так, Элеонора Петке – вдова одного из морских офицеров вспоминала, как муж рассказывал ей о погрузке, проводимой под наблюдением особого отряда СС. По его словам, ящики прибыли из Кенигсберга и должны были быть доставлены в одну из северных стран. В открытом море груз был якобы передан на подводную лодку, которая ушла в северном направлении. 

Другой свидетель – Август Бендик – утверждал, будто слышал от одного члена команды – Эриха Биттнера, что в ящиках, погруженных на корабль находились «вещи из дворца русских царей». И эти ящики якобы должны были перегрузить в море на другой корабль.

С этими таинственными морскими историями перекликается и рассказ бывшего матроса, опубликованный в еженедельнике «Вохенпост» (ГДР). В начале 1945 года он якобы готовил к выходу в море парусник. Небольшое грузовое судно было вооружено и полностью оборудовано для дальнего рейса. Матросу стало известно, что судно пойдет под чужим флагом, что оно должно пересечь Атлантику, но перед тем, у острова Борнхольм, оно примет груз с «Вильгельма Густлоффа» – «какие-то старинные вещи, которые называли еще золотом Балтики.

Правда, есть очевидец, который утверждал, что некий загадочный груз прибыл не в январе, а гораздо позднее. Погрузили же его не на «Густлофф» а на судно без названия – оно было закрашено.

Вообще-то морская версия эвакуации Янтарной комнаты имеет солидную документальную основу, хотя далеко не один «Густлофф» мог выполнить эту миссию. Есть, например, сведения, что в январе 1945 года, по приказу Коха, была предпринята попытка вывезти Янтарную комнату вместе со старинными русскими иконами и другими ценностями на Земландский полуостров, чтобы… отправить на каком-либо из судов в Данциг, а затем еще дальше, в Гамбург или Киль.

Есть информация, что Янтарная комната или ее часть могли находиться на пароходах «Патрия», «Генерал Штойбен», Мона Роза», транспортных судах «Варнемюнде», «Х-29», парусно-моторной шхуне «Глория», грузо-пассажирском судне «Роберт Лей». Все они уходили из Пиллау (ныне Балтийск) в январе 1945 года, перегруженные сверх меры. По словам свидетелей, они увозили из пылающей Пруссии не только множество людей, но и огромное количество грузов. В том числе множество ящиков различной величины, которые грузили на корабли с машин, охраняемых солдатами войск СС и гестапо. Если бы в них было оружие, то они были бы все одинаковые, обычного зеленого или серого цвета, с характерными пометками черного цвета. Тогда что? На этот вопрос можно будет с уверенностью ответить лишь, обследовав эти корабли.

«Варнемюнде», водоизмещением 8 тыс. т, вышел из порта Пиллау 20 января, и на следующий день был потоплен в сорока милях к северу от косы Фриш-Нерунг. На его борту предположительно находились двигатели для подводных лодок-малюток и «неизвестный груз в тяжелых ящиках».

Транспорт Х-29, водоизмещением 11 тыс. т, длина 126 метров, ширина 16 м. Вышло в море 12 февраля и потоплено ударом советских штурмовиков на следующий день, опять же в районе Фриш-Нерун. Лежит на глубине около 90 м. По словам единственного спасшегося моряка в трюмы погибшего транспорта были погружены имущество газеты «Кенигсберише Альгемайне цайтунг», книжного издательства «Грефе», станки с подземных патронных заводов, а также несколько десятков длинных плоских ящиков, которые были поставлены в отдельный отсек под охраной трех человек. Среди команды ходил слух, будто это сокровища самого гауляйтера Эриха Коха.

Пароход «Роберт Лей» вышел из Пиллау тоже с каким-то очень ценным грузом и благополучно прибыл в порт Бремерхафен, где был накрыт бомбовым налетом английской авиации и сгорел. Есть сведения, что до бомбежки груз в ящиках был с него снят, но Янтарная ли это была комната?

 

Нашли, но – не нашли…

 

20 февраля 2008 года грянула сенсация: «Немцы нашли Янтарную комнату!» Энтузиасты, разыскивающие Янтарную комнату, утверждали, что обнаружили ее неподалеку от поселка «Дойчнойдорф (округ Хемниц, федеральная земля Саксония). В репортаже немецкого журнала Der Spigel говорится, что исследователи проводили электромагнитное зондирование местности и обнаружили на глубине 20 м рукотворную пещеру, в которой находится около 2 т драгоценных металлов. «Это определенно не железо, – заявил Ханс-Петер Хауштайн, бургомистр и инициатор поисков. – Это золото, возможно серебро. Мы полагаем, что это либо непосредственно золото из Янтарной комнаты, либо золото, которое укажет нам путь к месту, где она спрятана».

53-летний Хауштайн занимается поисками Янтарной комнаты на протяжении последних 10 лет. Он убежден, что драгоценное убранство залы, таинственным образом исчезнувшее в последние дни войны, скрыто в шахтах под Рудными горами на Границе Германии и Чешской Республики. В течение нескольких лет историк-любитель собирал сведения о существовании в этом районе секретной железной дороги. На поиски были потрачены десятки тысяч евро из собственных сбережений и использованы все средства. К поискам даже подключали лозоходцев.

И, наконец, поступила информация от Кристиана Ханиша – сына бывшего связиста люфтваффе. В документах, оставшихся от отца, Кристиан наткнулся на записку с координатами места, куда как предполагалось, нацисты свозили золото и драгоценные камни в конце войны. В документах также указывалось, что пещера заминирована. Ранее Der Spigel сообщал, что живущие в Дойчнойдорфе старожилы помнят, как в апреле 1945 года в их поселке появилась колонна военных грузовиков. Солдаты оцепили местность, а в одну из штолен были опущены какие-то ящики. Вся эта операция длилась два дня, и все это время находилась под контролем саксонского гауляйтера Мартина Мучманна.

Ко времени появления сенсационной находки в Дойчнойдорфе уже велись раскопки с применением тяжелой техники, но до предполагаемой пещеры поисковики еще не добрались. Тем не менее все они были убеждены, что удача близка. И вдруг – новое сообщение. В конце февраля поиски Янтарной комнаты были прекращены – сначала, как было заявлено, по соображениям безопасности, так как эксперты решили, что выкопанная шахта может обвалиться, а затем из-за разногласий, возникших между участниками поисковой экспедиции. Что они не поделили, в средствах массовой информации не уточнялось. А Ханиш неожиданно сообщил, что никогда не верил в теорию местонахождения Янтарной комнаты. «Я никогда не говорил об обнаружении Янтарной комнаты, это была идея Хауштайна, – подчеркнул он. Прошло более полугода, но новых сведений от кладоискателей больше не поступило…

В разные годы Янтарную комнату искали в Австрии, Чехии, Баварии, Тюрингии, Польше, СССР, и даже в датской Ютландии и Южной Америке. Надо сказать, что некоторые подлинные части пропавшего «восьмого чуда света» все-таки нашлись. Так, в 1999 году у частного лица в городе Бремене обнаружили похищенную гитлеровцами мозаику «Осязание и обоняние», которая досталась ему в наследство. В другой частной коллекции в Германии нашли комод, который тоже находился в Янтарной комнате. Сразу встал вопрос о возвращении произведений искусства на свое историческое место. Мозаику выкупил немецкий спонсор, заплатив за неё 250 тыс. долларов. Комод приобрел журнал «Шпигель», заплатив за него 200 тыс. долларов. Фрагменты Янтарной комнаты специальным авиарейсом из Берлина доставили в Санкт-Петербург, где министр культуры Германии Михаэль Науман передал раритеты лично российскому президенту Владимиру Путину. В ответ Россия передала Германии свидетельство на право вывоза из Москвы 101 произведения графики из собрания бременского музея «Кунстхалле»…

Осенью 2017 года исследователи из Германии обратились в Правительство РФ с предложением вновь попытаться отыскать уникальный шедевр, созданный в самом начале XVIII века. Немецкая сторона получила данные, свидетельствующие о том, что остатки Янтарной комнаты могут до сих пор находиться в одной из западных областей России. Российское правительство откликнулось на это предложение, и теперь под эгидой Министерства культуры РФ российские и немецкие исследователи начинают совместными усилиями отрабатывать новые направления поиска. 

Специалисты используют новейшую аппаратуру, позволяющую «видеть» предметы не только под водой на глубине до 500 метров, но и в толще осадных отложений. При этом сигнал, проникающий «под землю» на глубину до 50 метров, позволяет обнаружить объекты довольно скромных размеров – длиной около 1 м.

Удастся ли на этот раз сделать то, что не удавалось многим поколениям исследователей? Сказать трудно.
Пока понятно одно: с годами история Янтарной комнаты обрастает новыми загадками... 

Александр Окороков, доктор исторических наук

Иллюстрации из личного архива LEONID YURCHISHKO

«Стеклышки мозаики, которых нет на земле…»

Известный подводный археолог Александр Окороков, доктор исторических наук, заместитель директора по научной работе Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, руководитель авторского коллектива Свода объектов подводного культурного наследия России – о том, как развивается это направление научных...
24.09.2017

Псковские хоромы

В Пскове сохранилось несколько жилых зданий, датируемых XVII веком
03.02.2015

«Достижения государства и лучших граждан страны»

«Достижения государства и лучших граждан страны» Спортивно-историческое наследие сплачивает общество, уверена директор Государственного музея спорта Елена Истягина-Елисеева       80 тысяч экспонатов, 300 из которых уникальны. Первое место в мире по плотности спортивных ценностей и раритетов на 1 кв. метр. Кубки, инвентарь, медали, олимпийская форма…...
30.05.2018

«Из-под слоя ила выглянуло строгое лицо»

Сергей Ольховский (заведующий Центром подводного археологического наследия Института археологии РАН) рассказывает об уникальной находке из Керченской бухты, о кораблях и подводных камнях нашего законодательства.
25.09.2017

«Короткие деньги» не помогут

Сначала National Trust ставил перед собой достаточной узкую, но вполне конкретную задачу сохранить для народа уникальные объекты – и природные, и созданные человеком: береговую зону, сельскую местность и объекты недвижимости.
25.09.2017

«Крепкий город» Гдов

Гдов некогда был крупнейшим псковским пригородом и выступал северным
16.02.2015

«Москва не будет музеем старины»

Неопубликованное письмо академика Щусева в Президиум Моссовета. 1925 У нас премьера рубрики «Документ». Мы публикуем письмо академика архитектуры А.В. Щусева в Президиум Моссовета, написанное в ноябре 1925 г. Документ (ЦГАМО, фонд №11 Моссовета, опись 11 Б Секретная, дело 1734) любезно предоставлен редакции историком Л.Р. Вайнтраубом. 
08.11.2017

«Сеульский строитель» Афанасий Середин-Сабатин

  В Москве в Музее русского искусства – усадьбе Струйских открывается экспозиция «Русский зодчий Афанасий Середин-Сабатин: у истоков современной архитектуры в Корее». Чем замечателен герой этой выставки и почему в Корее до сих пор чтят память о русском архитекторе? В 1876 году Корея открылась внешнему миру, вступила в Новое время и пережила...
05.02.2018

«Составьте график сноса всех храмов и Смоленского кремля, а я вам бульдозеры пришлю»

Древние смоленские храмы и часть знаменитой крепостной стены было решено снести к 1110-летию города. Отстояла их хрупкая женщина – Нина Сергеевна Чаевская, которой в будущем году исполняется 100 лет
13.11.2017

Алексей Шкрапкин: Человек, прикасаясь к своему прошлому, лучше воспринимает настоящее и меняется сам

О проблемах реставрации, судьбе старинных дворянских усадеб рассуждает Алексей Шкрапкин
04.02.2016