Информационно-практический журнал
05.01.2016
Достояние

Островские ванны

Прогуливаясь в сквере между улицами Ленина и Калинина в Железноводске, поневоле остановишься, чтобы полюбоваться на оригинальное строение, более напоминающее дворец из арабских сказок. Трудно представить, но у этой постройки изначально была утилитарная функция. Островские ванны XIX века  — шедевр санитарного зодчества, старейшая бальнеолечебница, ныне уже не действующая, памятник архитектуры федерального значения.

Постройка  лечебницы имела важное значение для развития Железноводска. История началась в 1810 году, когда русский врач и гуманист Федор Петрович Гааз, сыгравший в свое время огромную, если не определяющую роль для развития всего курортного региона Кавказских Минеральных Вод, обнаружил на склоне горы Железной два источника с минеральной водой. С этого момента сюда по бездорожью, продираясь сквозь заросли, потянулись больные и страждущие. Принимать ванны долгое время им приходилось в ямах или в лучшем случае кибитках с деревянными ваннами. Селились тут же в шалашах и домах-мазанках. Такую довольно первобытную картину мог наблюдать и поэт А.С. Пушкин, побывавший здесь в 1820 году.

Ситуация начала меняться, когда в 1861 году была упразднена государственная дирекция и Кавминводы были отданы в аренду Н.А. Новосельскому, а затем А.М. Байкову. Немаловажную роль здесь сыграл организаторский талант главного врача курортов С.А. Смирнова, который за короткое время привел в порядок все лечебное хозяйство. По его инициативе в Железных Водах была построена кумысная лечебница и проложен водопровод, продолжается поиск и изучение новых источников. К 1880-м годам здесь уже обнаружено 25 источников, частники сдают внаем приезжим порядка 20 домов. Назрела необходимость в комфортабельных лечебницах и вместительных гостиницах. Островские ванны стали первой современной по тем временам бальнеологической лечебницей, построенной в Железноводске. Инициатором их создания выступил Михаил Николаевич Островский — министр государственных имуществ России, младший брат известного российского писателя и драматурга Островского, много сделавший для развития и благоустройства курортов Кавминвод. И сейчас на фасаде здания среди арабской вязи можно прочесть надпись: «Ванны Островского. 1891-1893 гг.».

В 1887 году под руководством М.А. Островского функционировали нескольких комиссий, которые разрабатывали проект переустройства курортов Кавминвод. Было решено, что лечебница в Железноводске по красоте и удобству не должна уступать крупнейшим бальнеологическим лечебницам Западной Европы. Учитывая важность предприятия, был организован конкурс на лучший проект лечебницы. В итоге победил проект русского архитектора Павла Юльевича Сюзора (1844-1919), одного из самых известных архитекторов Санкт-Петербурга конца XIX — начала XX века. Среди его творений мы наблюдаем шедевры гражданской архитектуры: целые улицы доходных домов и контор, включая и первый небоскреб Северной столицы — шестиэтажное здание Торгового дома Зингера на Невском проспекте.

Почему столь прославленный мастер, академик архитектуры решил заняться водолечебницей где-то на южных границах Российской империи? Архитектор специализировался на постройках, связанных с гигиеной и здоровьем. В Институте гражданских инженеров Сюзор с большим успехом читал курс «Санитарное зодчество». Рассказать и показать ему было что: в то время он признанный мастер в строительстве общественных бань — всего более 10 комплексов в столице: бани Воронина на Фонарном переулке, бани Овчинникова и купцов Целибеевых, бани Ковалевских и т.д., которые выглядят и устроены как дворцы. Стоит отметить, что за постройку Воронинских бань в 1872 году архитектор получил золотую медаль на Политехнической выставке в Вене. Бани задумывались Сюзором как крупные культурно-оздоровительные комплексы с бассейнами, прачечными, столовыми и читальнями. XIX век отмечен всплеском строительства общественно значимых объектов. При проектировании отталкивались от популярной в те времена формулы «роскошь — удобство — гигиена — чистота». С большим изяществом и вкусом воплотить этот принцип в жизнь Сюзору удалось в проекте лечебницы в Железноводске.

Строительство продолжалось с 1891 по 1893 годы. Руководить работами доверили горному инженеру Андрею-Людвигу Владимировичу Конради, зарекомендовавшему себя годом ранее успешной постройкой водопровода в Пятигорске, к слову сказать, внуку одного из первых курортных врачей Ф.П. Конради.
После Наполеоновских войн в Европе наблюдается всплеск интереса к экзотике. Эклектика мавританского стиля немало привлекала и русских зодчих. Здание лечебницы выполнено в мавританском стиле, который читается по восточным орнаментам, минарету, колоннам и куполам. Издание «Кавминводы» от 1904 года так описывает Островские ванны: «Фасад здания украшен высокими окнами с характерными мавританскими арками, а над ними на четырех выступах красуются круглые металлические купола, ярко блещущие на солнце. Через широкое крыльцо, увенчанное колоннадой, вы вступаете в вестибюль, откуда проходите в роскошный зал ожидания. От зала в обе стороны расходятся широкие коридоры, обходящие все здание, вмещающие в себя 23 бенуара для обыкновенных железных ванн. Затем имеются четыре номера специально для грязевых ванн, состоящих из двух комнат; нагревание грязи производится паром, и для подачи в номер сделаны в полу подъемные краны, под которыми установлены особые подъемные механизмы. Наконец, специально для лечения водою устроены два душевых отделения, оборудованных необходимыми приспособлениями». На то время это было действительно передовое лечебное заведение. Отделка помещений и ванн была роскошной, следы былой роскоши можно увидеть в сохранившейся отделке помещений.

С 1960-х годов ванны Островского были целиком отданы под грязелечение и служили в этом качестве вплоть до 1971 года, когда была построена новая грязелечебница на улице Ленина, 10. Указом Президента Российской Федерации № 176 от 20.02.1995 здание ванн было взято под государственную охрану. Сейчас ванны не действуют, ветшают. Последний ремонт и реконструкция памятника производились почти 40 лет назад, к 85-летнему юбилею лечебницы. Памятнику требуется масштабная реставрация.

В настоящее время Железноводск считается одним из самых динамично развивающихся курортов региона, его потенциал огромен. В XIX веке его называли не иначе как «летней столицей России». Наблюдаются некоторые подвижки в благоустройстве города, в том числе ремонт центральных улиц, реконструкция дорог. Многие объекты культурного и природного наследия, например гордость города — Курортный парк (70 гектаров красоты, созданной на базе естественного леса!), находятся в тяжелом финансовом положении и не могут существовать без значительных затрат. Городу требуется развитие инфраструктуры, новые гостиницы, рестораны и современные санатории. Островские ванны при грамотном приспособлении могут стать одним из центральных объектов, местом притяжения туристов. Называются такие варианты приспособления под городской музей, ресторан, клинику. Памятники архитектуры города, особенно расположенные в центре, такие как Островские ванны, безусловно, представляют интерес для инвесторов.

 Отметим, что Островские ванны — лишь одна из архитектурных жемчужин города, часть разнообразного комплекса природного, культурно-исторического и в каком-то смысле литературного наследия Железноводска. По терренкурам горы Железной совершали многочасовые прогулки А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, Л.Н. Толстой, М.И. Глинка… Неудивительно, что многие здания и памятные места носят имена великих русских поэтов. Пушкинская галерея — пример сказочного изящества и творческого полета фантазии архитектора была собрана почти одновременно со схожей по стилистике Лермонтовской галереей в Пятигорске. Впечатление от памятника усиливает великолепный природный фон — Железная гора, поэтому галерею сразу прозвали «Железной». Металлические остовы постройки отлили на Петербургском металлическом заводе по проекту профессора А. Померанцева и инженера-архитектора 3. Хржановского, все остальные детали произвела варшавская фирма «Вл. Гостынский и К°» по заказу дирекции Кавказских Минеральных Вод. Галерею возводили ударными темпами — за несколько месяцев. Руководил работами академик архитектуры Шиллер. В начале 1901 года были закончены земляные работы, в апреле выкладывали фундамент, а в конце августа начали сборку металлические конструкций и их остекление. Длина галереи составила 85 м, ширина — более 10 м, высота шпиля — 22,7 м. Галерею торжественно открыли 20 мая 1902 года к началу курортного сезона. К прогулочному залу галереи подвели минеральную воду источников № 1 и 2, установили удобные скамейки. Зрительный зал имел 420 мест, 7 уборных для артистов. В 1903 году галерея стала называться Пушкинской, в честь бывавшего в этих местах поэта. В день 100-летия гибели Пушкина в восточном павильоне установили скульптуру «Пушкин у моря». Галерея долгое время была центром культурной жизни горожан. Здесь выступали легендарные артисты, в том числе В.Ф. Комиссаржевская и Айседора Дункан. В «Путеводителе по Кавказу» на 1915 г. Григорий Москвич писал: «Часть ее выделена под театр, в котором 3-4 раза в неделю устраиваются спектакли, драмы и оперетты Амираго, снимающего театр на весь сезон, также концерты приезжих певцов и музыкантов, гастролирующих на всех группах. Снаружи к галерее пристроена эстрада, на которой играет утром и вечером симфонический оркестр, в течение нескольких сезонов находящийся в опытных дирижерских руках артиста императорских театров И.Н. Голдшмидта».

К Пушкинской галерее судьба была более благосклонна: здесь работает выставочный зал, проходят концерты, но также как и другие памятники она нуждается в реставрации.

Дача эмира Бухарского

В 300-400 метрах от Островских ванн в Курортном парке расположен еще один дворец — Дача эмира бухарского. Правда, эмир ни дня и не пожил в роскошных палатах. В 1868 году Бухарское ханство вошло в состав Российской империи. Его правителю Сеид-Ахад-Богодур-Хану был присвоен чин генерала кавалерии. В силу такого положения эмир часто бывал в Пятигорске на торжественных приемах, сюда же обычно в июне-июле он приезжал «на воды» из-за проблем со здоровьем. В июне 1904 года эмир посетил Железноводск и отдыхал на даче генерала А.Ф. Клюки-фон-Клугенау. Ему так понравился город и окрестности, что вскоре он обратился с просьбой к российскому императору Николаю II купить участок под строительство летней резиденции в Железноводске. Ответ последовал незамедлительно. Император повелел безвозмездно отвести эмиру участок земли площадью в 1700 квадратных сажен (0,77 га) в Железноводском парке. Проект дворца создал архитектор И.И. Семенов, работавший тогда в Управлении Вод и уже зарекомендовавший себя при планировании дач в КМВ. В строительстве участвовали инженер-архитектор Управления Кавказских Минеральных Вод В.Н. Семенов, главный архитектор Управления КМВ И.И. Байков и инженер В. Ф. Циммерман. Но подлинное восточное очарование создавали здесь каменных дел мастера из Бухары и Хорезма.

С.В. Боглачев в книге «Архитектура старого Железноводска» так описывает дворец эмира: «Главное здание — двухэтажное кирпичное здание дворцового типа на высоком каменном подвале — создано в псевдомавританском стиле и имеет основные черты дачного модерна: асимметричность фасадов, сложная конфигурация здания в плане, многообразие архитектурных форм и богатый наружный декор. В плане здание из-за ряда выступов имело сложную форму, близкую к прямоугольной. Его главный фасад обращен на юг и состоит из трех объемов — прямоугольной зубчатой башни с небольшим балконом, среднего объема (в виде «пештака») со стрельчатым углублением и узорной пятигранной веранды, а также угловой квадратной башни с куполом. Эта угловая башня с ребристым куполом и пятигранной верандой, очевидно, служила молитвенным местом. Оконные проемы (тройные, двойные и одинарные) на фасаде не повторялись, демонстрируя разнообразие форм. Углубления при окнах украшены разноцветной майоликой растительного рисунка («арабески»). Парадный вход на юго-западном краю здания оформлен в виде круглой арочной веранды на тонких изящных чугунных колоннах и ступенчатом основании. Позади веранды находится еще одна зубчатая башня, которая завершается восьмигранным минаретом с зубцами и купольным фонарем («азанчи»). Купола угловой башни и фонаря минарета завершались шпилями с мусульманским полумесяцем. К восточному фасаду здания была пристроена просторная веранда. Позади главного здания находился более скромный двухэтажный желто-кирпичный дом на каменном цоколе… Дачный участок был огражден невысокой чугунной оградой на каменном основании».

Дворец имеет сложную планировку — многочисленные лестницы соединяли молельню, зал для приемов, помещения для слуг, конюшни, ледники. Был и гарем эмира в отдельно стоящем здании, соединенный с дворцом мостиком. Эмир Сеид-Ахад-Богодур-Хан так и не увидел дворец во всем его великолепии — он умер в 1910 году, строительство же было закончено лишь к маю 1912 года. По такому случаю Байков и Циммерман заказали серебряное блюдо за 200 рублей для подношения «хлеба-соли» новому хозяину, эмиру Тюра-Джан-мирза-Алим-Хану, но ему было не до дворца из-за начавшихся в эмирате волнений. К тому же эмир узнал, что при строительстве погиб рабочий, упав с лесов. Посчитав это дурной приметой, эмир в 1913 году в память 300-летия царствования дома Романовых подарил дворец «человеколюбивому обществу императрицы Марии Федоровны».

Эмирскую дачу отдали под «благотворительный санаторий для лиц женского педагогического персонала». Покои начали переделывать под санаторные палаты, за что автор проекта реконструкции архитектор А.И. Кузнецов был награжден золотым портсигаром с бриллиантовым орлом. Санаторий открылся для больных в мае 1914 года, но проработал совсем недолго — после начала Первой мировой войны в 1915 году здесь разместился лазарет.

После Октябрьской революции 1917 года дворец использовался как санаторий. С 1920 года здесь санаторий Цусстраха на 80 коек, состоящий из двухэтажных корпусов. На стенах здания памятные доски напоминают нам, что здесь лечились Н.К. Крупская, М.И. Ульянова, Клара Цеткин. Затем в 1930-1950-е годы здесь функционировал санаторий № 41 ВЦСПС. В начале 60-х годов его переименовывают в «Ударник». В годы Великой Отечественной войны во дворце эмира Бухарского располагался госпиталь № 2164/5435. В наши дни здания дворца — это северный корпус санатория им. Тельмана. Так же как Островские ванны, этот дворец бездействует и пока никак не используется. Несмотря на многочисленные переделки, дворец эмира бухарского продолжает восхищать, отсылая к необычным страницам истории Кавказских Минеральных Вод, и ждет, когда сюда приедет рачительный хозяин.

Фото: Вадим РАЗУМОВ

Источники:

— Боглачев С.В. Архитектура старого Железноводска. — Изд-во: Снег, 2010 г., 480 стр.
— Кавказские Минеральные Воды — целебный регион России./В.И. Михайленко, Э.В. Стативкин, В.Н. Вышинский, Ю.А. Лебедев. — Пятигорск: Вестник Кавказа, 2008. 200 стр.: ил.
— Лермонтовские места на Кавказских Минеральных Водах/В. Хачиков. — Минеральные Воды: Издательство «Кавказская здравница», 2008 г., 72 стр— Москвич Г.Г. Иллюстрированный практический путеводитель по Кавказу, СПб «Редакция путеводителей». — Петроград, 1915, 514 стр. (10 карт, 12 планов, 3 чертежа, 66 иллюстраций).

«Стеклышки мозаики, которых нет на земле…»

Известный подводный археолог Александр Окороков, доктор исторических наук, заместитель директора по научной работе Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, руководитель авторского коллектива Свода объектов подводного культурного наследия России – о том, как развивается это направление научных...
24.09.2017

Псковские хоромы

В Пскове сохранилось несколько жилых зданий, датируемых XVII веком
03.02.2015

«Достижения государства и лучших граждан страны»

«Достижения государства и лучших граждан страны» Спортивно-историческое наследие сплачивает общество, уверена директор Государственного музея спорта Елена Истягина-Елисеева       80 тысяч экспонатов, 300 из которых уникальны. Первое место в мире по плотности спортивных ценностей и раритетов на 1 кв. метр. Кубки, инвентарь, медали, олимпийская форма…...
30.05.2018

«Из-под слоя ила выглянуло строгое лицо»

Сергей Ольховский (заведующий Центром подводного археологического наследия Института археологии РАН) рассказывает об уникальной находке из Керченской бухты, о кораблях и подводных камнях нашего законодательства.
25.09.2017

«Короткие деньги» не помогут

Сначала National Trust ставил перед собой достаточной узкую, но вполне конкретную задачу сохранить для народа уникальные объекты – и природные, и созданные человеком: береговую зону, сельскую местность и объекты недвижимости.
25.09.2017

«Крепкий город» Гдов

Гдов некогда был крупнейшим псковским пригородом и выступал северным
16.02.2015

«Москва не будет музеем старины»

Неопубликованное письмо академика Щусева в Президиум Моссовета. 1925 У нас премьера рубрики «Документ». Мы публикуем письмо академика архитектуры А.В. Щусева в Президиум Моссовета, написанное в ноябре 1925 г. Документ (ЦГАМО, фонд №11 Моссовета, опись 11 Б Секретная, дело 1734) любезно предоставлен редакции историком Л.Р. Вайнтраубом. 
08.11.2017

«Сеульский строитель» Афанасий Середин-Сабатин

  В Москве в Музее русского искусства – усадьбе Струйских открывается экспозиция «Русский зодчий Афанасий Середин-Сабатин: у истоков современной архитектуры в Корее». Чем замечателен герой этой выставки и почему в Корее до сих пор чтят память о русском архитекторе? В 1876 году Корея открылась внешнему миру, вступила в Новое время и пережила...
05.02.2018

«Составьте график сноса всех храмов и Смоленского кремля, а я вам бульдозеры пришлю»

Древние смоленские храмы и часть знаменитой крепостной стены было решено снести к 1110-летию города. Отстояла их хрупкая женщина – Нина Сергеевна Чаевская, которой в будущем году исполняется 100 лет
13.11.2017

8 889 памятников и 14 миллиардов рублей

Русское деревянное зодчество в цифрах, фактах, прогнозах и воспоминаниях В России почти девять тысяч памятников деревянного зодчества. Но сегодня многие из них, неизменно привлекая внимание туристов и специалистов, находятся в ужасном состоянии и медленно гибнут. А некоторые и мгновенно – из-за отсутствия должных мер безопасности или в результате...
12.10.2018